• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: блаутур (список заголовков)
13:30 

портретная галерея

monzella Valeria
Эпический мир можно только благоговейно принимать, но к нему нельзя прикасаться.
М.М. Бахтин. "Эпос и роман" (О методологии исследования романа).




@темы: Яблочные дни, Рональд Оссори, Персонажи, Неистовые драгуны, Иллюстрации, Блаутур

13:52 

портретная галерея

monzella Valeria
Герой романа не должен быть «героичным» ни в эпическом, ни в трагическом смысле этого слова: он должен объединять в себе как положительные, так и отрицательные черты, как низкие, так и высокие.
М.М. Бахтин. "Эпос и роман. О методологии исследования романа".


@темы: Яблочные дни, Дисглейрио Рейнольт, Блаутур, Персонажи, Иллюстрации

18:59 

вашему вниманию

monzella Valeria
13.07.2016 в 18:42
Пишет Kallery:

чтобы пройти до конца, иногда необходимо вернуться к началу :D




URL записи

@темы: Яблочные дни, Часть I, Движущиеся картинки, Блаутур

11:40 

Путеводитель по моде в мире Яблодней (выпуск 1)

monzella Valeria
Этими картинками я хочу предварить самую первую в книге главу. Мы сделали в ней то, от чего сегодня авторов всячески предостерегают – включили описание одежды в основной текст. В том смысле, что не сделали исключение даже для первой главы. Мы прикинули, какая мода должна царить при дворе Лоутеана в начале повествования, когда военное сословие ещё держится на пике популярности, но и Лоутеан стремится сказать в моде своё веское слово, не вступая при этом в конфликт с милитаристским модным веянием. Тому, что мы задумали, очень удачно нашлось экранное воплощение.



Что касается Берни, то, скучая на "дворцовых паркетах, он изо всех сил выпячивал свою "драгунистость". Иными словами, его придворные наряды максимально напоминали парадную драгунскую форму (то есть мундир, на который не надет сверху панцирь, и свободного покроя штаны из плотной ткани). В иллюстрацию, правда, затесался наруч, но я не удивлюсь, если Берни и впрямь иной раз позволял себе такие вольности, как прийти в отполированных наручах ;) Правда, потом приходилось заглаживать свою дерзость и являться в отделанных мехами одеяниях.


@темы: Яблочные дни, Иллюстрации, Заметки (приложения), Блаутур

13:02 

Яблочные дни. Часть I. Глава 1

monzella Valeria
ЯБЛОЧНЫЕ ДНИ


И злодея следам не давали остыть,
И прекраснейших дам обещали любить,
И друзей успокоив, и ближних любя,
Мы на роли героев вводили себя.

Владимир Высоцкий

По дороге в легенду
Нам не будет удачи.
И по звездам забытым
Не вернуться назад.
Нас по просьбе последней
Дождь весенний оплачет,
Прежде чем лед и полночь
Отразятся в глазах.

Тэм Гринхилл


ЧАСТЬ ПЕРВАЯ


Я за то и люблю затеи
Грозовых военных забав,
Что людская кровь не святее
Изумрудного сока трав.

Николай Гумилёв

Вчера я носил корону,
Сегодня покрыт позором;
Вчера владел городами,
Командовал войском огромным.
Сегодня без слуг я остался,
Сегодня я стал бездомным.

Романсы о короле Родриго


Первая глава
Блаутур
Бломстард



— Вот так же, государь мой, я поднесу вам разом все короны. — Граф Рональд Бернард Оссори преклонил колено и протянул молодому королю осеннее яблоко, удерживая подношение на кончиках пальцев.
читать дальше
запись создана: 09.01.2016 в 20:15

@темы: Яблочные дни, Часть I, Блаутур

21:36 

monzella Valeria
26.07.2016 в 18:22
Пишет Агрона:

Книжка с картинками
Хорошо, так. Раз уж я связалась с безголовиками, то их тему не могла обойти стороной. Пока только два безголовика, но позже, надеюсь, компания будет в сборе :laugh:
Коллажики из серии "угадай, кто", в помощь трогательные детские глазки и сопутствующие картинки :tease4:





URL записи

@темы: Яблочные дни, Иллюстрации, Блаутур, Безголовики

15:05 

Яблочные дни. Часть I. Глава 2

monzella Valeria
Вторая глава
Блаутур
Бломстард

1


Берни нашёл её в спальне, где стоял собачий холод, сиротливо дотлевали в камине угольки и вовсю светила в окно луна. Альда Оссори спала, скрутившись калачиком, обнимая себя руками. Одеяло сбилось в сторону, в темноте белели её маленькие ступни. И что он, дьявольщина, здесь потерял? Бросит ли он королю в ноги захваченные знамена или склонит голову для меча палача — эта женщина не даст награды победителю, эта женщина не внимет просьбе приговоренного к казни. Но славный дом Оссори зачахнет, коль не внести в него веснушчатых рыжих графят…
читать дальше
запись создана: 11.01.2016 в 20:46

@темы: Яблочные дни, Часть I, Блаутур

22:02 

Герои I тома "Яблочных дней". Блаутур

monzella Valeria
Нет ни смысла ни желания снабжать персонажей развёрнутой характеристикой, потому как откликаются и так только те, кто уже хорошо знаком с народцем, населяющим книжку. Так что сведения даны в режиме "Очень приятно, царь". В этом посте будут представлены персонажи первого тома, как видно из заголовка, являющиеся подданными королевства Блаутур.

Граф Рональд Оссори, полковник Неистового драгунского полка блаутурской армии

увидеть больше

Графиня Альда Оссори, супруга Рональда

увидеть больше

Виконт Энтони Аддерли, подполковник Неистового драгунского полка блаутурской армии

увидеть больше

Виконт Хьюго Аргойл, капитан эскадрона Неистового драгунского полка блаутурской армии


Барон Джон Далкетт, капитан эскадрона Неистового драгунского полка блаутурской армии


Лоутеан Линаик, король Блаутура

увидеть больше

Граф Дисглейрио Рейнольт, капитан королевской охраны

увидеть больше

Виконт Руфус Бигот, офицер королевской охраны


Граф Изидор Роксбур, генерал блаутурской армии (с лицами на любой вкус)

увидеть больше

@темы: Альда Оссори, Блаутур, Движущиеся картинки, Дисглейрио Рейнольт, Изидор Роксбур, Лоутеан Линаик, Неистовые драгуны, Рональд Оссори, Хьюго Аргойл, Часть I, Энтони Аддерли, Яблочные дни

22:48 

Герои I тома "Яблочных дней". Блаутур (бонус)

monzella Valeria
09:04 

monzella Valeria
Граф Оливье сказал: "Врагов — тьмы тем,
А наша рать мала, сдается мне.
Собрат Роланд, трубите в рог скорей,
Чтоб Карл дружины повернуть успел".
Роланд ответил: "Я в своем уме
И в рог не затрублю на срам себе.
Нет, я возьмусь за Дюрандаль теперь.
По рукоять окрашу в кровь мой меч.
Пришли сюда враги себе во вред.
Ручаюсь вам, их всех постигнет смерть".

"Песнь о Роланде", куплет LXXXIII

Как, не слыхать?! Но воздух полнит звук,
Он нарастает, как набат над битвой,
Он полнит звоном, громом все вокруг,
И имена товарищей забытых,
Что шли со мной, мне называет вдруг.
О, храбрецы! Потеряны, убиты!

"Чайлд Роланд дошел до Темной Башни", строфа XXXIII,
Ч. Браунинг (перевод Н. Эристави).



запись создана: 05.10.2016 в 13:12

@темы: Энтони Аддерли, Часть I, Рональд Оссори, Иллюстрации, Блаутур, Айрон-Кэдоган Линаик, принц Тимрийский, Яблочные дни

20:13 

Путеводитель по моде в мире Яблодней (выпуск 5 )

monzella Valeria
Этот выпуск затрагивает тему моды очень условно, едва-едва. Кроме того, речь пойдет о военной моде в полке Неистовых драгун, но это коротко. Внимание будет уделено истории возникновения полка, его устройству и "коронному номеру". Зато вы можете посмотреть картинки, посредством которых впечатление о драгунской моде должно создаться более полно, чем если бы о ней было много написано %)

Неистовые драгуны, или военный гений принца Тимрийского


Изначальное наименование: Блаутурской армии драгунский тимрийский полк.
Знамя: чёрный, раскинувший крылья линдворм на серебряном поле.
Год основания: 1516.
Тип: конно-стрелковый полк.
Численность: 1000 человек.
Дислокация: Блаутур, Бломстард.


История появления
Драгуны как род войск был сформирован Айроном–Кэдоганом, наследником блаутурского престола. Хронисты пишут, что создание драгунского формирования было продиктовано необходимостью преобразования армии, которую остро осмыслил принц Тимрийский. Однако его боевые товарищи, будучи непосредственными участниками этой истории, представят более достоверную картину рождения Неистовых драгунов. Если, разумеется, попросить их об этой чести.
Начнём с того, что принц Тимрийский был в некотором роде одержим страстью возвеличить отечество. Это делало его предприимчивым до авантюризма, заставляло практически во всём искать выигрышность, будь то хоть его частные увлечения. Собственно, его страсть к набиравшему тогда популярность огнестрельному оружию и воинский успех, снисканный им в качестве капитана эскадрона, принято считать предпосылками к созданию особого рода войск. Годом основания традиционно называют 1516, когда в Королевской канцелярии был выпущен приказ о выделении денежных средств на обмундирование и вооружение «блаутурской армии конно-стрелкового полка, Айроном – Кэдоганом Линаиком возглавляемого». Со стороны это выглядело так, словно принц без лишних проволочек усадил на коней своих любимцев (тимрийцев), вооружил их саблями и пистолетами с колесцовым замком и тут же повёл в бой. В действительности Айрон–Кэдоган и его тимрийцы готовились к признанию их отряда полноценным воинским формированием более полугода. Так что «драконья тысяча», как её прозвали современники, представляла серьёзную опасность для вассалов – изменников*.

*В Девятнадцатилетнюю войну владельцы земель на окраинах Блаутура принялись спешным порядком сдавать их блицардцам, совершавшим разбойничьи набеги на земли неприятеля. Подробнее см. Заметки о доме Линаик

Устройство полка
Полк имел в своём составе: 1 полковника, 1 подполковника, 3 капитанов, 5 поручиков, неограниченное число порученцев, 1 фурьера, 1 знаменщика, 980 солдат, своего священника, трёх хирургов, аптекаря, оружейника, портного и шорника. Разумеется, у полка были собственное знамя (чёрный линдворм, распахнувший крылья на серебряном поле) и девиз («Честь — в сердцах, в мечах — погибель»). С казначейскими и секретарскими обязанностями справлялись непосредственно капитаны и поручики. Принц Тимрийский ратовал за разностороннее развитие своих офицеров. «Драконья тысяча» делилась на 4 эскадрона, во главе трёх стояли капитаны, один возглавлял подполковник. Последним (по большому счёту для частных нужд) полагались порученцы, которым формально присваивали звания сержантов.
До 1522 года драгунский полк входил в состав армии отдельным независимым формированием и подчинялся только принцу Тимрийскому. Если Айрон-Кэдоган находился при армии, у места его пребывания размещалась часть (100 драг.) эскадрона, остальные располагались по окрестностям, но в пределах досягаемости. Когда принц Тимрийский отправлялся в столицу, весь полк следовал за ним.
В Бломстарде Неистовые драгуны разделялись на две части: охрану внутри Элисийского дворца и вне его. Драгунам отводились служебные квартиры, ставшие прообразом казарм (строительством которых Айрон–Кэдоган занялся позже). Драгуны, несшие дежурства во дворце, сменялись тригитами ** или по усмотрению его высочества. Айрон–Кэдоган старался не перенасыщать дворцовое пространство своими людьми, поскольку господство в резиденции оставалось за королём.
Дежурство на квартирах считалось среди драгунов менее почётным, но и менее утомительным. За главного оставляли одного дежурного офицера (от поручика до подполковника). Он должен был узнавать сведения обо всех въезжающих в город, наносить визит провосту (нечаянное инспектирование, прозвали это в высших кругах) и отмечать конфликты, возникавшие у драгунов с представителями других родов войск. Над последней обязанностью поначалу посмеивались. Но когда обидчикам, притом по месту службы, стали приходить штрафы за оскорбления и драки с драгунами его высочества, насмешникам стало не до шуток. Как будто несчастным не хватало повреждений (моральных и телесных), нанесённых тимрийцами. Всё это, конечно, не могло не дойти до слуха короля. Но едва Мэдог Побитый сообразил, что штрафы поступают в казну «драконьей тысячи», и Кэдоган запрашивает у секретаря по военным делам на содержание полка всё меньшую сумму, наказание монетой было благословлено. А под командованием дежурного офицера находились солдаты, занимавшиеся более обыденными вещами. Они ухаживали за лошадьми, отвечали за поставку еды из трактиров на служебные квартиры и, когда приходилось, делали опись трофеев, захваченных в кампаниях принцем Тимрийским. Сменялись каждые два дня, ночевали на квартирах.

**Тригита — временная организационная единица в драгунском полку численностью в 30 человек.

Военная форма
При вступлении в полк драгуны получали обмундирование по половине его стоимости, позже удерживающейся из жалования. Их боевая форма состояла: из замшевого колета, замшевых же или суконных мешковатых штанов, толстых кожаных перчаток, чернёной кирасы, металлического горжета с выгравированной на нём головой дракона, узкого шлема с узкими же полями и круглой высокой тульей (кабассет), кавалерийских сапог, ножен под саблю, двух цепляющихся к седлу ольстр с пистолетами. В центре нагрудной пластины кирасы крепилась позолоченная фигура линдворма. Через плечо драгуны носили шарфы жёлтого цвета, расшитые геральдическим изображением линдворма. Что касается офицерской парадной (дворцовой) формы, то она включала: мундир (чёрный замшевый колет с застёжками в виде серебряных фигурок дракона и горжетом), штаны, короткие сапоги, перевязь и саблю.
Лошадям из доспеха полагались стальные налобники (они же наглавники) и броня, закрывающая грудь.

Коронный номер
Айрон–Кэдоган прилагал немало усилий, чтобы его полк не прекращали сравнивать с драконом. Природа наградила принца такими талантами, которые в своей совокупности позволяли ему в полной мере служить войне. В частности, на второй год Эскарлотской кампании Кэдоган от скуки изобрёл прообраз огнемёта и назвал Драконьим Жаром. Его изобретение походило на пистолет, но имело более широкое и длинное дуло. Сплав был особенным: дуло не накалялось от огня внутри, не нагревалась и рукоять. Состав сплава Кэдоган держал в секрете даже от своих офицеров. Внутри такого пистолета находились заряды, на первых порах с порохом, потом — с воспламеняющейся жидкостью. При нажатии на курок в заряды попадала искра, и сжатый газ «выбивал» наружу пламя. Оно горело, пока не кончится заряд, в длину достигало 3-4 тритта (метра). Противник поджаривался очень неплохо, чтобы не сказать — чудовищно. Изобретение имело ряд неудобств: его было трудно перезарядить, нередко драгунам удавалось применить его в бою только единожды; оно было не совершенным и опасным для самих драгунов. После смерти Айрона-Кэдогана его преемник Рональд Оссори отказался от использования Жара: медведи не изрыгают пламя. Драгуны украдкой вздохнули спокойнее, и подпалённые брови были забыты. Не нашлось смельчаков, которые хотели бы улучшить и довести до совершенства изобретение принца Тимрийского.
До и вместе с Драконьим Жаром у Неистовых драгунов был в ходу ещё один приём. Перед тем, как броситься в атаку, драгуны, стоящие по краям первой шеренги, изрыгали пламя. Для этого им всего лишь были нужны факелы и огнистая вода. По команде два драгуна с левого и правого края выпускали пламя и с рёвом срывались в бой.




запись создана: 08.10.2016 в 00:44

@темы: Яблочные дни, Иллюстрации, Заметки (приложения), Блаутур

20:13 

Яблочные дни. Часть I. Глава 5

monzella Valeria
Пятая глава
Блаутур
Чарретз


Энтони Аддерли с наслаждением дотронулся до серебряного горжета, на котором была тончайше выгравирована медвежья лапа. Сейчас он в первую очередь подполковник Неистовых драгун, и пусть хоть кто-то посмеет назвать его Тихоней!
— Эй, Тихоня! — Аддерли едва не заскрипел зубами. — Уснул?
Капитан Хьюго Аргойл явно нарывался на то, чтобы его если не погоняли шпагой, то хотя бы сбросили с седла. Но подполковник сдержался. Зачем растрачивать военный пыл на шутки друзей? Аддерли пригнулся к караковой шее Аршамбо, потрепал лоснящуюся шерсть. Заговорщицким фырканьем конь дал знать, что проникся настроением хозяина.
— Эй, Хью! — передразнил Энтони улыбающегося во все усы однополчанина. — Знаешь, чем отличается Тихоня Тони от подполковника Аддерли?
— Удиви меня.
— Он отдаёт команды капитану Аргойлу. — Энтони хмыкнул на то, как Хью наигранно закатил глаза, рука уже подобралась к эфесу сабли. — А ещё он может так.
читать дальше
запись создана: 08.10.2016 в 16:48

@темы: Яблочные дни, Часть I, Блаутур

11:11 

monzella Valeria
31.10.2016 в 10:49
Пишет Kallery:

Хозяину в угоду шагну в огонь и воду (с)
Утаивать этот клип — преступление против человечества:-D Я сделала его вчера, чтобы получить эмоциональную разгрузку после очень драматической видюшки. Всё, что вы хотели знать о службе капитана королевской охраны Дисглейрио Рейнольта и его отношениях с королём, но боялись спросить:elf:
Впрочем, клип не в коем случае не стоит воспринимать серьёзно, в нём невероятно велика доля шутки. И если вы не поленились глянуть видео — то почему бы не оставить комментарий хотя бы с отметкой "просмотрено"? Знаете, по моим ощущениям, игнор всех последних обновлений приобретает уже какие-то катострофичекие масштабы, я так не играю %(( Я и так уже почти ничего из сделанного не показываю. И хотя этот клип нужно выкладывать на мажорной ноте, у меня что-то немножко не получается, всему есть пределы, к сожалению.
Хорошо, итак: сегодня нас развлечёт лапушка Рейнольт.
PS: может отобразиться ошибка, но тут дело в браузере, после "открыть-закрыть-открыть" всё становится на круги своя, я не знаю, как с этим бороться %(

Псина в чине капитана королевской охраны и не подумала оставить свой пост. Вечно за плечом короля, вечно начеку, вечно с надменным, насмешливым взглядом. За полгода неотлучного пребывания при дворе Берни так и не удалось щекотнуть псину шпагой.
— Лотти... — Оссори из последних сил старался не замечать присутствие шавки за спиной, но, дьявольщина, ещё немного, и он сам начнёт кусаться. — Зачем нам лишние уши?
Король обернулся, рука в расшитой бисером перчатке поднялась в повелевающем жесте.
— Рейнольт, место.

"Яблочные дни", том I, глава 1.




URL записи

@темы: Движущиеся картинки, Блаутур, Альда Оссори, Дисглейрио Рейнольт, Лоутеан Линаик, Рональд Оссори, Хьюго Аргойл, Энтони Аддерли, Яблочные дни

18:17 

Заметка об одном из тех трех "китов", на которых держится книга

monzella Valeria
15.10.2016 в 00:16
Пишет Kallery:

"Государь, был в Ронсевале сильный бой вчера...", Песнь о Роланде
Я долгое время предвкушала, как напишу этот пост, но сейчас даже не знаю, что надо бы сказать %)) Наверное, что бы я ни сказала, это прозвучит пафосно, потому что причина поста эпос. На днях мы дописали главу о бое в ущелье Амплиольских гор, ту самую главу о божемойтомсамом Лавесноре, от которой отлынивали на протяжении всех редакций книги, существовавших с момента написания. Это получается лет 6, сдаётся мне. Нам действительно требовалось дорасти, хотя историю Роланда я носила в сердце годами. Если я правильно посчитала, то летом стукнуло 10 лет от дня, когда я... скажем так, познакомилась с теми эпическими ребятками, которые "Разумен Оливье, Роланд отважен, и доблестью один другому равен". Разграничу, я не говорю о реальной стычке с басками, напавшими на обоз Карла Великого, который охранял маркграф Бретонской марки Роланд. Я только об эпосе.
Я называю "Песню о Роланде" эпической попсой, мне думается, это одна из самых "попсовых" вещей в пласте мировой литературы. На 1 курсе, когда на паре зарубежной литературы мы добрались до эпоса, и как-то так получилось, что я пересказывала группе сюжет "Песни...", меня беззлобно назвали на этом деле двинутой %) В каком-то смысле так и есть, не отрицаю, но хочу заметить, что у меня нет к этой истории пиететного отношения. Я люблю её, я ругаю её, я восхищаюсь слогом и подачей (боже мой, да там же что франку, что мавру, появившемуся в "кадре", уделяется столько описания и характеристик, как если бы это был исторический роман!), но в то же время нахожу некоторые строфы утомительными. И кстати да, нам предоставляют "репортаж" из обоих лагерей, описание мавров ничуть не уступает описанию франков, недовольство Марсилия понятно нам точно так же, как завоевательные устремления Карла, к примеру. Хотя, конечно, мавры подаются в отрицательном свете —эпос-то французский, но смотрим мы на происходящее словно бы со всех ракурсов, которые только возможны в литературе рода эпос. И нет, это не претензия на какой-то вдумчивый анализ, это всего лишь игра моих впечатлений. А самые первые мои впечатления, когда мне было 12 лет, сводились к тому, что Роланд дурень-дурень-дурень, да разве можно так со своими подначальными, но своей жизни не жалко, так ты не в поединке сцепился, тебе тысячи людей доверены, давай как-то позаботься об их целости, как "И в рог не затрублю на срам себе?", ну офигеть теперь -___- Потом, конечно, я подумала, что, возможно, Роланд просто не хотел втягивать в эту мясорубку основные части армии, коль скоро его назначили прикрывать тыл. Но давеча перечитала и не нашла у него подобных мыслей, ну и чёрт с ними, в общем-то.
И после прочтения я всё время думала, а что было бы с Роландом, если бы он выжил, и названный в эпосе его дядюшкой Карл приехал и узрел племянничка живым на "руинах" вверенного ему арьергарда? Возложили бы на него лавры героя? Сделали бы символом французского рыцарства? Сложили бы добрые песни? Мне почему-то ужасно нравилась мысль, что Роланд бы огрёб от дяди по первое число, виновато бы понурил буйную голову и был бы вынужден как-то свой военный "просчет" искупить. Хах, мне учительница русского и литературы ещё в школе сделала замечание, когда я сказала, что "Роланд очень сглупил". Она поправила: "совершил ошибку" %) И эта мысль просто ела меня поедом несколько лет. А в 15 мне спозаранку, еще с еле разлепленных со сна глаз представилась такая сцена, где плечистый тип с каштановыми кудрями скорбно сидит на лошади и окидывает мутным взглядом военный лагерь, где ему больше нет места. Рядом топчется оруженосец со шлемом сира в руках и хочет сказать сиру слова утешения и попроситься в изгнание вместе с ним. И говорит, и это единственные слова, услышанные рыцарем за последние дни, в которых не звучит осуждения. Сир тронут, он наказывает оруженосцу не "делаться гордым и лютым, как лев иль леопард", взлохмачивает ему пшеничные вихры и отбывает в закат, при этом дым от костров ест глаза наравне со слезами. Я даже села и написала, вышло криво-косо, но вроде как жалостно. Я не знала об этом герое ничего, кроме того, что он повторил боевую судьбу Роланда, только с меньшим размахом, но остался жив и от этого очень досадует и не знает, что ему с этим счастьем делать, ведь исправиться начальство ему не позволило. Кстати да, в моем воображении у Роланда тоже каштановые волосы, уж не знаю, откуда что взялось. Так я поняла, что нужно во что бы то ни стало "реабилитировать" Роланда, вон он, уже сам попросился, можно сказать, отдался в непрофессиональные авторские ручки %))
Так, "из миража, из ничего, из сумасбродства моего" (с) стала появляться история Рональда Бернарда. Я стояла на том, что имя должно быть созвучно "Роланду", я еще тогда не слышала о стивенкинговской "Тёмной Башне" и не знала, что с именем можно не заморачиваться %). Но соавтор (Агрона, вдруг кто еще не знает ;) сказала, что для неё персонаж "звучит" как Берни. Бернард, смекнула я и пригляделась к "созданию". Да, в нём правда уже тогда было то, за что хотелось, даже требовалось звать его в довесок к "Рональду" "Берни". Для меня это имя соотнеслось с такими его качествами, как бесшабашность, нахальство, дерзость, не подобающее отношение к жене, кутежи с друзьями, особый юмор, зачастую отчаянная весёлость. В "Рональде" же для меня звучало что-то такое, рыцарское. Преданность короне, ратная служба, беззаветная верность покойному сюзерену и побратиму Айрону-Кэдогану, умелое командование (а оно должно было быть умелым до ошибки в ущелье), жестокость в военное время, высокомерие, неприемлемость многих вещей.
Его образ получался невозможен без такого вот двойного имени. Что касается Лавеснора, то мы пресекли любые вариации на тему "почему не трубил роландов рог". Причина единственная. И вы обязательно увидите ее без увеличительного стекла прямо в лавеснорской главе %) Если говорить о том, как писалась глава —то самым честным ответом будет "очень тяжело". У меня как назло проклюнулось пресловутое пиететное отношение, и я боялась запороть свои части текста. Боялась не додать драмы, надрыва, драконьего-драгунского жара, наконец. И я действительно в одном месте косякнула, заключив героев будто бы в вакуум, но всё было оперативно исправлено, и я вздохнула спокойнее. Когда писался текст, то не чувствовалось ничего из того, чего я ожидала, только нервозность, усталость, желание поскорее закончить. Когда я читала то, что мы накропали, я не находила слов, потому что вышло круче, чем я смела надеяться. Вышло то самое, что, я наверное, подспудно хотела бы увидеть все эти 10 лет. Роланд принимает бой. Роланд не слушает разумных советов. Роланд парит на высотах своей гордыни. Роланд больно падает. Исполнение этой схемы Рональдом —неописуемо замечательно, я не ожидала от него такой "игры", он показал нам какую-то свою грань, которую не было резона показывать раньше. Мы уже долгое время носимся только с ним, как-то позабыв о сами-знаете-ком-которое-в-каждой-бочке-затычка-принц-без-королевства-и-заклинатель-девиц. Берни отбил авторесс у оппонента, так-то %)
Но! По справедливости, Берни бы в лавеснорской главе не был столь хорош, если бы светился в одиночку. Энтони — вторая звезда этой сцены.
На заре придумывания для меня даже не стояло вопроса, что у этого доморощенного "Роланда" должен был быть свой "Оливье", главным критерием в создании коего стала пресловутая "разумность". Как я была уверена в том, что у Роланда каштановые волосы и прямой открытый лоб, так же я не сомневалась, что Оливье — брюнет с аристократичным, точеным лицом, и лицо это должно сморщиться с максимально возможным презрением после того, как "Роланд" отыграет свой "Ронсеваль". Я уже тогда знала, что наш "Оливье" будет до последнего подставлять начальству плечо, но когда всё завершится, бросит: "И наша дружба кончится сегодня!", как и его эпический собрат. Я не помню, почему он стал Энтони. Не помню в упор. Но это оказалось удачным решением, потому что от "Тони" я с легкостью образовала "Тихоню", а по шкале Берни благоразумие в одной цене с этой самой "тихонистостью". Должна признаться, что в саааааамой первой версии Тони выходил гадом-гадом, тихой такой завистливой сволочью, которая всю сознательную жизнь облизывалась на лавры друга и —аххаха — его жену. По мере того, как мы приступали к тексту, этот вариант, по счастью, забраковался, и вышло что-то более менее приличное, но ровно настолько, чтобы персонажу было, куда расти. К настоящему времени мы доигрались до того, что поведение Энтони в Лавесноре было безукоризненным. И что немаловажно, нам удалось соблюсти баланс сил, удалось сделать так, что "доблестью один другому равен". Поначалу я опасалась, что Берни оттеснит друзяшку, спихнет на край "кадра", но в итоге мы получили шикарный боевой альянс, получили настоящих побратимов, Энтони в Лавесноре столь же значимый "солдатик", как и Берни. Передвигать его было не менее интересно и волнительно, чем Берни. Мне даже подумалось, что он в сече куда более страшен, чем Бернюша. Концепт "Делать из много людей мало людей" реализовался в прямом "эфире", я так посмотрела, и это оказалось вау.
Что оказалось для меня приятным сюрпризом, так это то, что у нас нарисовался свой Ганелон, что в эпосе был морально нестойкий, злобный отчим Роланда, коварство которого и положило начало бойне в Ронсевале. Как пелось Иллет, "у каждого будет свой Ронсеваль, у каждого свой Ганелон". Ну так оно и вышло. Сюрприз — потому что у меня и в мыслях не было дёргать Ганелона, а вот поди ж ты, он сам пришёл, пришёл Изидором Роксбуром, переставляя ноги в красных щегольских сапогах. В основе предательства Ганелона, как по мне, лежала его личная неприязнь к пасынку, которая пересилила и верность короне, Карлу, своей религии. И когда мы сели переписывать 1 том, мы обнаружили, что, похоже, у душки Изи к Рональду личные счёты, и он с охотой обтяпает это тёмное дельце. Ну а когда мы дописали последние абзацы лавеснорской главы, то своими глазами увидели, как "жизнь разворачивается на пятачке". В "Песне..." Ганелон не смог насладиться результатами своего предательства, потому как Карл и бароны его живенько порешили, а я убеждена, что вид пасынка, у которого и ран не счесть, и виски лопнули, его бы ой как потешил. И посредством Роксбура мы невольно подарили эту возможность — посмотреть, что из содеянной подлости вышло, и собрать плоды. Вышло, опять же, очень круто, стесняться в выражениях не намерена %)
Если говорить о маврах, то у меня не было цели поднести эскарлотцев именно как мавров. Начнем с того, что они "христиане", то есть блозианцы, и "нехристями" и "языческими собаками" их не подразнить. Они не клялись врагу в дружбе и покорности, и их нападение на полк Рональда не носит характер удара в спину. Это война, и это блаутурцы шастают на эскарлотской территории. Несметны иноземные дружины — это тоже не про нас, до эпических размеров засадная часть эскарлотцев не разрасталась никогда. Мы не стали освещать схватку в Лавесноре из другого, эскарлотского лагеря. Вот то есть, Эскарлота вовне показана, а эта военная операция — нет. Но позже будет сообщено, чей коварный засадный план был ими осуществлен. У меня не возникло чувства, что эскарлотцы в ущелье — гады-гады, а гибнущие драгуны —пострадавшие. Надеюсь, у вас его тоже не будет. Однако, получилось страшненько, эскарлотцам удалось создать впечатление "полчища", "мрака".
Об Альде в этом посте много сказано не будет по той простой причине, что она не была в Лавесноре даже через мысли Рональда. Она носит имя невесты Роланда и сестры Оливье, здесь для меня тоже не стояло вопроса, я знала, что нашу героиню надо звать только так. В "Песне о Роланде" меня не устроило, что она умерла на месте, едва Карл сказал ей о гибели жениха и тут же предложил на замену своего сына. Наша Альда уделала всех, а Лавеснор, как бы парадоксально это ни звучало, сказался на ней положительным образом. Её сдёрнуло с места, вытянуло из книжной ямы, в которой она отсиживалась, будто в окопе. Лавеснор даст ей настоящую жизнь, а не литературную подмену, и Лавеснор даст ей мужа.
Кажется, у меня всё-таки кончились слова... Прилагаю к пласту текста картиночку частного характера. Да-да, я нарочно сделала так, чтобы первые строчки главы было практически невозможно прочитать, я коварна аки мавр %))


URL записи

@темы: Яблочные дни, Энтони Аддерли, Рональд Оссори, Заметки (приложения), Блаутур, Альда Оссори

00:05 

Путеводитель по моде в мире Яблодней (выпуск 7)

monzella Valeria
После перерыва длиной в три месяца мы решили вернуться к ведению "модного" путеводителя. В выпуске 7 речь пойдёт о женской моде в Блаутуре, разумеется, пока только дворянской.
Климат Блаутура отличается тёплым летом и не особо холодной зимой, которая, однако, затяжная на ветра и промозглость. Такой климат предоставляет женщинам больше возможностей в замысле одежды.
Так, например, сорочка могла не быть обязательным предметом женского гардероба в тот или иной день, если позволял фасон платья. Вместо неё можно было удовольствоваться корсетом и панталонами. О панталонах мы упоминали в выпуске 2. Корсет же проник в блаутурскую дворянскую моду из Эскарлоты. Он представляет собой два сшитых вместе слоя холста, уплотнённых с помощью деревяшек или косточек. И если эскарлотский корсет делал бюст более плоским, тому он и служил, то блаутурки наделили его противоположной функцией — он приподнимал им бюст. Утягиванию талии не придавали особого значения. Корсет надевали в тех случаях, когда фасон платья не предусматривал ношение под ним сорочки — например, если лиф плотно прилегал к телу или были полуоткрыты плечи.
По сравнению с блицардской женской модой блаутурская богаче на одну существенную деталь — корсаж. Далее будет предпринята попытка объяснить отличия. Лиф — составная часть платья, сшитая с юбкой, неотделяемая от юбки, комбинация разных лифов с разными же юбками не предусмотрена. У блицардок лиф короткий (или высокий), оканчивающийся под грудью. У блаутурок в чести длинный (или низкий), доходящий до живота или даже спускающийся чуть ниже. Как и блицардский, он застёгивается на крючки или зашнуровывается на спине. Под платье с лифом по большому счёту надевали корсеты. В холод это могли быть сорочки — из здравых побуждений, связанных с заботой о здоровье. А корсаж — это всегда отдельная деталь платья, не сшитая и зачастую вообще никак не скреплённая с юбкой. Корсаж начинался от груди, доходил до живота. Имел шнуровку — в основном спереди. Его надевали исключительно на сорочку.
Теперь попробуем разобраться с юбками. Предпочтя корсет сорочке, блаутурские знатные дамы обязательно должны были надеть на панталоны нижнюю юбку. Для холодных времён года эти юбки шили из плотной ткани (часто смесь льна и шерсти), для тёплых их делали из тафты, атласа, льна. Нижние юбки могли быть двух видов. Первый — просто юбка. Второй вид — юбка с фижмами, именуемая подъюбником, ещё одно изобретение Отверженного эскарлотских модниц. Фижмы походили на обручи с пока что узким "радиусом", сделанные из прутьев.Также в гардеробе блаутурки обязательно была передняя юбка — она прикрывала перед нижней юбки (или подъюбника) или подол сорочки в тех местах, где юбки платья были раскрыты. На неё шли дорогие, самые разнообразные ткани, её обильно украшали. Третья юбка — эта юбка, названная несколькими предложениями ранее юбкой платья. Сшивалась вместе с лифом. Могла быть сплошной, а могла иметь треугольное отверстие, идущее от талии по оставшейся длине, до пола.
Если женщина делала выбор в пользу набора "панталоны-сорочка-корсаж", то комплект положенных ношению юбок особо не изменялся. В принципе, можно было пренебречь нижней юбкой (или подъюбником). Верхняя юбка крепилась к корсажу на крючки или же вовсе пришпиливалась.
Теперь, когда перечислены все составляющие платья блаутурской знатной дамы, коротко поговорим о тканях, отделках, фасонах, популярных цветах.
Прозванная подданными "Феей-из-Подхолмов", королева Филис ввела моду на лёгкие, шелестящие ткани. На смену ослепляющей пышности, царившей в женской моде при консортстве королевы Клементины (супруга Мэдога Побитого Линаика, матушка Лоутеана) Филис принесла лёгкость, изящество. Полнотелость сдавала позиции, в моду входили стройность, тонкость, пропорция, всё это на грани худощавости, приписываемой мифическим обитателям Подхолмов. Другое дело, что царила "Фея-из-Подхолмов" не достаточно долго, чтобы полностью изжить моду, принятую при свекрови. Таким образом, на сегодняшний день (1526—1527 г.г.) блаутурское женское платье — это причудливая смесь вкусов двух королев, теперь уже покойных. Филис одержала несомненное первенство в тканях: блаутурки легко отказались от тяжёлых, душных материлов в пользу различных разновидностей шёлка: собственно шёлк, атлас, бархат. Филис первая на Западном и Северном Полукруге получила вещи из ситца, который любящий муж окольными путями достал ей из земель Восточной петли. Необычайно популярен стал лён. Из материала для нижнего белья он возвысился до материала, из которого не зазорно шить рукава для платьев и передние юбки. Что касается отделок на платьях, то Филис не особо их жаловала, предпочитая, чтобы ткань оставалась гладкой, но не все знатные дамы (включая дам при дворе) слепо за ней вторили. Передняя юбка не мыслится без отделки. Это могут быть драгоценные камни, узоры из золотых или серебряных нитей, кружева или тесьма на подоле. Верхняя же юбка (она же юбка платья) остается именно такой, как любила Филис. В редких случаях кружево или тесьма украсят края треугольного отверстия в юбке или её подол. Лиф декорируют по-разному. При королеве Клементине прочно прижились оборки, сборки, узоры из переплетения блестящих нитей, широкая тесьма, пришитая поверху лифа. Филис, при всём своём прохладном отношении к украшению тканей, ввела моду на узоры с растительными мотивами. Уроженка графства Далкетт, славящегося своими дубравами, она не могла не отдать дань дубовым листьям и жёлудям. Лиф может быть сшит из той же ткани и отделан так же, как и передняя или верхняя юбки. Корсажи декорируются в тех же традициях.
Переходя к фасонам, необходимо напомнить, что лиф блаутурского дворянского платья — это длинный (низкий) лиф. Его вырезы разнообразны. Это может быть овальный вырез. Он, в свою очередь, бывает таким, который закрывает бюст, и таким, который открывает полукружья грудей, приподнятых корсетом. Это может быть вырез типа каре. Он подразумевает, что плечи полуоткрыты. Такой вырез считался одним из наиболее предпочитаемых королевой Филис. Квадратный вырез не так популярен, но на платьях одной трети блаутурских дам можно увидеть и его. Он, как правило, окаймляется некоей сборкой из кружева или широкой полоской тесьмы. Выпускать на вид сорочку не принято. Рукава тоже бывают разные. Со времён королевы Клементины остаются в моде сильно буффонированные рукава и рукава с воронкообразными, тяжёлыми манжетами. Впрочем, Филис удалось несколько изменить вторые, сделав их из широких узкими хотя бы от плеча до локтя. В холодное время года модно носить рукава с воронкообразным манжетом из меха. Филис предпочитала гладкие узкие рукава с маленьким манжетом, на котором позволительно кружево. И естественно, ей нравились рукава, придуманные ей самой — из льна или ситца, свободные, летящие, но обязательно сужающиеся у запястья и перехваченные там шнуровкой, пуговкой или, опять же, манжетом. По "связи" с лифом рукава только вшитые, что не мешает им зачастую от него отличаться по цвету, материалу.
Корсаж не подразумевает наличия рукавов вовсе, ни вшитых, ни съёмных. Он держится на плечах на широких лямках, чья отделка никак не регламентируется и может быть самой разной. Корсаж, безусловно, чем-то напоминает фасон блицардского платья с декоративными полосками (они же лямки) вместо рукавов, однако не повторяет его.
Что касается юбок, то они обязательно должны доходить до щиколотки, но это вкус Филис. Вкус королевы Клементины позволяет им быть ещё длиннее, особенно сзади, и стелится по земле шлейфом.
Цвета — это то поле, где королева Филис одержала безоговорочную победу над свекровью. Она привнесла в женскую блаутурскую моду множество оттенков зелёного, жёлтого, светло-коричневый, сиреневый, леденцово-красный, глубокий синий. Как супруге короля из рода Линаиков ей часто приходилось сочетать в нарядах изумрудный и золотой.
Теперь чулки. Производство чулок претерпело своего рода маленькую революцию — в 1526 году (как раз в описываемое время) была изобретена машинка для вязания чулок и прочей одежды из шёлка. Шёлковые чулки стали более доступны, дёшевы, тогда как ранее они (наряду с неизбежными льняными и шерстяными) были только в гардеробе королевы Филис, супруги Лоутеана III Линаика, и очень узкого круга богатых дам Блаутура (у герцогини Дезире Англюр-Оссори, к примеру).
Выбор обуви у блаутурской дамы не так уж и мал. Ей доступны домашние туфли, пантофли, туфли-лодочки, ботинки, сапоги и так называемые котурны. Домашние туфли сделаны из плотных мягких тканей, так же могут быть на гусином или лебяжьем пуху, не имеют твёрдой подошвы, довольно плотно облегают ступню. Пантофли — это комнатная лёгкая обувь с плоской, твёрдой деревянной подошвой, они без задника. Делаются из бархата, тафты или атласа. Туфли-лодочки — из кожи, с тонкой кожаной же подошвой, без креплений. Ботинки так же изготавливаются из кожи, бывают повыще щиколотки, имеют ремешки или шнуровку, гораздо реже — пуговицы. Однако в противовес такой пратикчной обуви как ботинки немедленно выступают котурны, они же сабо, они же в просторечии "шлёпанцы". Их родина — Вольпефорре, но это всё равно вещь, которая сродни изобретению Отверженного. Поскольку это сабо, то задника у них нет. Подошва из дерева достигает в длину полутора-двух пальцев, она утолщается от носка к пятке. Верх у них из кожи, тафты или бархата. Котурны обхватывают ногу и держат её над уличной грязью. В них тяжело удерживать равновесие. При королеве Клементине котурны были очень модны при дворе, но с воцарением Филис их популярность пошла на убыль. При королеве Клементине обувь обильно расшивалось драгоценностями, украшалась переплетением золотых нитей, но с воцарением Филис обувь декорировалась довольно слабо. Изредка декором могла стать какая-нибудь вышивка. Лучшим украшением обуви Филис считала ее цвет, поэтому для неё кожу, из которой пошит тот или иной вид обуви, красили в яркие цвета.
Уличная надежда блаутурской дамы может состоять из плаща/марлота. В сравнении с блицардской дамой блаутурская даже, пожалуй, обделена здесь — для неё не придумано новых фасонов накидки, а те, что когда-то были в Блаутуре, невероятно устарели. Женские плащи в Блаутуре лишены многообразия. Филис любила длинные, волочущиеся по земле плащи с глубоким капюшоном, и не стремилась разнообразить свой гардероб с верхней одеждой. Такая приверженность к единственному фасону в конце концов вытеснила фасоны плащей, существовавшие при Клементине. При дворе шутили, что такой плащ делает из молодой королеву настоящую обитательницу Подхолмов, придавая её фигуре угловатость и зловещесть. Этот фасон не имел ни рукавов, ни прорезей для рук. У шеи плащ скреплялся аграфом, самыми популярными были аграфы с растительными (дубы и жёлуди) мотивами. Верхушка капюшона могла быть украшена тканными листьями или жёлудями. Плащи шились из парчи, бархата, сукна, камлота, обязательно с подкладкой — шёлковой в тёплое время года и меховой в зимнее.
Марлотт чем-то похожа на блицардский шаубе. Она представляет собой распашное от шеи верхнее платье, без талии. Длина до пят. Может быть с длинными рукавами, может быть вовсе без рукавов (не считая коротких буфов у самых плечей). Если рукава всё же есть, то они буффонированы. На неё, как и на плащ, идут парча, бархат, реже сукно. Подклад почти всегда из меха, поскольку одежда зимняя. В зависимости от предпочтений хозяйки может быть декорирована меховыми вставками, тесьмой, пуговицами, драгоценностями, узорами. Капюшон не предусмотрен.
Самым популярным уличным головным убором при королеве Филис служил капюшон. Чуть менее популярна маленькая плоская шапочка квадратной или круглой формы. Она шьётся из дорогих однотонных тканей, к ней можно прицепить вуаль, украшать её особо не принято. Допустима маленькая россыпь драгоценных камней на поверхности шапочки, приколотый сбоку засушенный цветок, тесьма. Она похожа на берет, но не является им, для берета она не достаточно широка, может иметь форму квадрата, носят её, надвинув на лоб, тогда как берет в том же Блицарде стараются сдвинуть к затылку.
Перчатки скорее служат аксессуаром, чем средством защиты от холода, но Филис относилась к ним довольна равнодушно. Её отношение не повлияло на других знатных дам, и те продолжили придавать этому аксессуару большое значение. Чаще всего их изготавливают из бархата, реже замши. Разумеется, наибольшой популярностью пользуются вышивки с растительными мотивами. Перчатки короткие, едва доходят до запястья.
В связи со смертью королевы Филис в блаутурской женской моде в настоящее время простой, она застыла в том виде, в которой королева оставила её. Таким образом, примером для подражания оказался её супруг. Вероятно, блаутурские знатные дамы в скором времени начнут вносить в моду изменения, оглядываясь на короля, который, в свою очередь, балансирует между светскостью и некоторой военизированностью.





@темы: Яблочные дни, Иллюстрации, Заметки (приложения), Блаутур

19:26 

вашему вниманию — 2

monzella Valeria
В знак окончания работы над 1 из 3 частей книжки выкладываем сюда второй тизер, вдогонку к первому.

Действующие лица: Рональд Оссори, Изидор Роксбур, Энтони Аддерли, Дисглейрио Рейнольт, Альда Оссори, Лоутеан Линаик, Лауритс Яльте-Яноре, Грегеш Раппольтейн.
В реплике Рональда ("Когда я думаю о трусах, я думаю о нём..") под трусом подразумевается Лоутеан, а кадры на этом моменте - ну, это очень сочный спойлер о том, что было ранее, годах этак с 1518 по 1522).


@темы: Яблочные дни, Часть I, Движущиеся картинки, Блицард, Блаутур

16:24 

Возвращайся домой, ты устал от утрат и войны, возвращайся домой через светлые сны (с)

monzella Valeria

Яблочные дни

главная