Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных



Добрый день, перед вами наша книга — "Яблочные дни". Это трилогия в жанре "фэнтэзи", и о том, что она собой представляют, отлично сказано вот в этой рецензии. В настоящее время готовы две части и ведётся работа над третьей. "Яблочные дни" пока не выложены на других ресурсах, поскольку мы сейчас сосредоточены не на публикациях и преследуем несколько иные цели)

Главы части I
Истории из детства "безголовиков"
Путеводитель по моде
Коллажи
Карта мира
Клипы, гифки с визуализациями персонажей и ассоциативные треки


URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:56 

Яблочные дни. Часть I. Глава 35

Masters of the Appledays
Блицард
Бъярна


1


Музыканты, расположась на дощатом возвышении, заиграли аллеманде. Первым закричал тромбон, за ним вполз гобой и подоспел тамбурин. Гости короля Лауритса выстроились в две колонны, поделившись на кавалеров и дам. В почтительной молчаливости они ожидали хозяина бала. Со службы по Диане Яльте минуло несколько дней, но придворная мода уже претерпевала изменения: мужчины выдернули из волос украшения, а женщины углубили вырезы на платьях. И при этом их наряды сияли, как самоцветы в горсти горных карлов. Райнеро Рекенья-и-Яльте на секунду почувствовал себя не к месту, с ног до головы одетый в излюбленное чёрное, пусть даже это чёрное было блицардской модой. К тому же он промедлил и остался без пары, но по здравом размышлении особой печали в том не увидел. Его Ангел всё равно не могла бы станцевать с ним сейчас.
читать дальше

@темы: Яблочные дни, Часть I

12:15 

Яблочные дни. Часть I. Глава 34

Masters of the Appledays
Блицард
Эмерикский тракт


Мариус форн Непперг, Багряный рыцарь её величества, привстал в стременах и мчался, обгоняя рассветное солнце. Он стремился нагнать непримечательную карету — ни скульптурная резьба, ни роспись не украшали её боков, ни стекло, ни слюда не блестели в её окошке, не было даже места для возницы, ею управляли сидя верхом. Невозможно заподозрить внутри кареты такого пассажира, как беглая королева. Но Багряный рыцарь бы отыскал её, спас, он всё ближе, ближе, и в седельных сумках у него тёплый плащ и перчатки на меху, он окутает им свою королеву и поцелует каждый пальчик перед тем, как надеть перчатки на её озябшие руки…
Багряный рыцарь странно покачнулся в седле и пропал вместе с конём, точно никогда и не мчал впереди рассветного солнца.
Карета снова накренилась, угодив на кочку, но проснулась Хенрика не из-за этого. На подушках справа никого не было. Племянник не обнимал её руку, не спал, уткнувшись ей в предплечье. Разиня-тётушка стряхнула остатки сна, села. Куда исчез мальчишка, неужели сбежал?! Ох, вот же он. Сидит напротив, негодник. Гарсиласо сжался на подушках комочком темноты, подобрал под себя ноги и прислушивался. К чему? Сквозь щель между кожаной занавесью и откосом окна пробивались отсветы факела, касались личика Салисьо. Очевидно, факел держал один из сопровождающих. Назвать висельников Мигеля телохранителями язык не поворачивался. До ушей долетали обрывки фраз. Господа висельники вели полуночные разговоры.
— Салисьо, что с тобой? — слова вылетели в облачке пара.
читать дальше

@темы: Яблочные дни, Часть I

11:57 

Яблочные дни. Часть I. Глава 33

Masters of the Appledays
Блаутур
Бломстард


— Не тронь горжет, Тони. Он покроется следами от твоих пальцев и перестанет сиять, а ведь я забрала его от кузнеца-доспешника только вчера!
— И я весьма тебе за это признателен.
— И не хмурь бровей!
— Угу.
читать дальше

@темы: Яблочные дни, Часть I

14:56 

Яблочные дни. Часть I. Глава 32

Masters of the Appledays
Блицард
Бъярна


1

Ангелы обитают в Солнечном царстве, кладя своё бытие на алтарь служения Пречистой деве. Однако его ангел упал на землю и поселился в королевском дворце Сегне, чтобы служить верой и правдой новому королю. Вероятно, святыми деяниями неземных созданий нынче не дозваться, и с куда большей охотой те сходят к вершителям грязных, кровавых дел. Принц-бастард же, хоть и почитался кошмаром на родине, здесь мог рассчитывать только на нечаянное касание пальцев ангела. Милостыню. И встречу. Ещё одну, которую он собирался во что бы то ни стало сделать удачнее первой.
читать дальше

@темы: Яблочные дни, Часть I

20:15 

Яблочные дни. Часть I. Глава 31

Masters of the Appledays
Блицард
Бъярна


Юлиана форн Боон приложила палец к губам, после чего сверху вниз нажала на дверную ручку в форме волнистого крыла линдворма и толкнула створку плечом. Прямоугольник чёрной, в перекладинах из серебра двери не сдвинулся ни на нийю. От разочарования Альда Оссори закусила губу. Библиотека должна была стать её фавориткой в списке чудес Сегне, опережая и Башню с часами, и Комнату с механизмами.
— Так проходит слава земная*, — закатила глаза Юлиана, длинными пальчиками ощупав у себя на поясе виноградную гроздь кошеля. Диковинка состояла из какой-то объёмистой, плотной, сужающейся книзу ткани, а на ту были нашиты виноградинки кристаллов. — У всемогущей статс-дамы нет ключей от Библиотеки, Альдхен, так что мы можем сесть здесь под дверьми и заплакать, а можем погулять по Обсидиановой галерее, где я опишу тебе это отныне запретное место.
читать дальше

@темы: Часть I, Яблочные дни

22:27 

Яблочные дни. Часть I. Глава 30

Masters of the Appledays
Блицард
Бъярна



Что, если он не забыл «слизня»? Конечно, он не забыл...
Свет в окне слишком яркий, спинка стула до странности неудобная, скатерть на столе опасно белая, закусок расставлено подозрительно много. Берни в очередной раз вгляделся в мордочку пряничного медведя, в этих обстоятельствах такого привычного, родного. Пряник вручила нагулявшаяся по Бъярне Альда. Похихикав над собственным рассказом о прогулке, жена упорхнула с новой подружкой осматривать Сегне. Вот смеху-то было бы, узнай она, что гуляет с бывшей, мимолётной любовницей мужа… А ныне — любовницей короля? Что крошка Юльхе могла нашептать Лари о Рыжем Дьяволёнке? Что она могла нашептать, чтобы добавилось причин прямо здесь снести ему голову, а не покровительствовать?
читать дальше

@темы: Яблочные дни, Часть I

18:35 

Яблочные дни. Часть I. Глава 29

Masters of the Appledays
Блицард
Бъярна



Церковные свечи излучали такой сладкий запах, что от них бы неминуемо заслезились глаза — не заплачь Райнеро Рекенья-и-Яльте раньше. Слёзы скатывались по щекам быстрыми обжигающими каплями, от них першило в горле, но они были молчаливы и правильны. Прюммеанский священник в окружении клира, облаченный в лунно-белое одеяние, читал с амвона молитву. Она гремела над головами плачущих, подвывающих прихожан, устремляясь к самому куполу и выше, но для Райнеро звучала неразборчивым гулом. Он только знал, что эта служба по его матери, совпавшая с днём Святой Дианы — её оплошавшей покровительницы. Но сколь бы бессильной не проявила себя святая, вина негодного сына была несоизмеримо тяжелее.
читать дальше

@темы: Яблочные дни, Часть I

19:53 

Закрываем гештальт

Masters of the Appledays
30.06.2017 в 18:12
Пишет Kallery:

Темнота впереди
Памятуя вот об этом голосовании, выкладываю последний в загашнике клип с блаутурской линией. Все прочие видюшки у меня "проблицардские", плюс парочка трейлеров, чей черёд ещё придёт. А сейчас "его прощальный поклон":-D
Клип, находящийся в комплекте с последней выложенной главой, вернее, с эпизодом о Дисглейрио Рейнольте. О чём: юность и часть молодости Рейнольт провёл на Коллумских островах наёмником. Но однажды что-то в нём обломилось и он сбежал от своей жизни в Блаутур, где, уже порядком одичавший, нашёл себе хозяина. Так началась его новая служба. Это первый куплет. Второй практически повторяет эпизод из главы и заодно показывает бэкграунд путешествия Рейнольта —но это не значит, что нужно бояться спойлеров, в конце концов, там ничего запредельного. Третий может быть сложен для восприятия, действие одновременно наяву и во сне (но это не так очевидно, как во втором куплете), плюс имеет место некоторая... трансформация, которую не стоит воспринимать буквально.



URL записи

@темы: Движущиеся картинки, Яблочные дни

18:02 

Яблочные дни. Часть I. Глава 22

Masters of the Appledays
Блаутур
Пограничье

1


Шёл шестой день осады Айруэллы. Город был близок к тому, чтобы пасть, осадный парк увеличивался, но с каждым днём это положение бесило Рональда Оссори всё больше и больше. Может, потому что хозяин гостиницы у Гусиного тракта начал подсовывать какую-то разбавленную кислятину, а может, потому что Айруэлла была перевёрнутым на бок столом, а осадный парк — пустыми бутылками.
Не далеко дезертир убежал от Бломстарда. Всего восемь дней бега, и решимость что-либо предпринимать покинула графа Оссори, едва дорога кончилась у границы с Блицардом. Берни сомневался, что в Блицарде его ждут друзья. Хенрика бы укрыла «медвежонка Оссори» гарпиевым крылом, но так ли радушен будет новый король? О Лауритсе Яноре Берни знал мало и не самое хорошее, хотя и видел его каждый раз, когда драгуны гостили у Хенрики — при жизни Кэдогана. Теперь «Лари» — король Блицарда и, надо думать, правитель внушительной части земель Восточной петли. Дядюшка Берни пришёл в восторг от этого новоявленного Грозы песочников и всячески ему покровительствовал, а Гроза, надо думать, должен был дорожить этой честью, но даже если бы Берни захотел впервые воспользоваться этим родством, он бы не смог — недавно дядюшка оставил Святой престол.По всему выходило, новый король скорее захочет дружить с королём-соседом и выдаст беглеца, чем предложит укрытие.
читать дальше

@темы: Яблочные дни, Часть I

14:07 

Яблочные дни. Часть I. Глава 21

Masters of the Appledays
Блицард
Бъярна



Райнеро втолкнули в комнату гостиницы «Заячья лапа» едва ли не пинком. Рамиро отпустил шею нерадивого сына лишь с тем, чтобы наградить его шлепком ремня пониже спины. От боли Райнеро постыдно вскрикнул, обо что-то споткнулся, чуть не упал, но увернулся от следующего удара, схватившись за попавшееся под руку высокое изголовье кровати.
— Ты! Выслужка Отверженного! — Куэрво хлестнул ремнём по воздуху и с силой захлопнул за ними дверь комнаты. — Сколько ещё в тебе порока?!
читать дальше

@темы: Часть I, Яблочные дни

10:40 

Яблочные дни. Часть I. Глава 20

Masters of the Appledays
Эскарлота
Айруэлла



За неимением фехтовального зала эскарлотский принц обучался фехтованию в Оружейной, туда тётушка и заявилась. Вместе со своим северным графом, потому что эскарлотская школа Хенрику Яльте никоим образом не устраивала. В любовнике незамедлительно воспрянул офицер, истосковавшийся по серьёзным мужским забавам. Мариус позабыл о госпоже и направился к стойке с оружием. В свете солнца бликовали полуторные мечи и боевые шпаги, поблескивали высеченные на кулачных щитах вороны Рекенья, мерцали доспехи. Блицардский воин был чудо как хорош среди этого великолепия, с благоговением взвешивая в руке одну из шпаг. Да и эскарлотские штаны на нём сидели отменно. Хенрика куснула губу и подкралась к кавалеру, собираясь хлопнуть по охваченному чёрным бархатом заду, как вдруг в одном из нагрудников застала своё отражение.
— Они смотрят на меня, как на призрак. — Двойник в металлической поверхности проступал неявен и бледен, но такой же блицардскую гостью видели придворные короля Эскарлоты. — Тень Дианы. Жалкая, но возмутительная.
читать дальше

@темы: Часть I, Яблочные дни

14:58 

Яблочные дни. Часть I. Глава 19

Masters of the Appledays
Блаутур
Бломстард


«В случае, когда горы представлены одиночными цепями, нужно всего лишь пройти через труднопроходимое ущелье, — умничал признанный стратег, но не признанный тактик по имени Низиандр. — Временное препятствие, которое после того, как оно будет пройдено, оборачивается преимуществом, а не недостатком».
Отложившиеся в памяти слова теперь больно били в виски. Ущелье было не пройдено, хотя кто запрещал пройти по трупам? В Лавесноре передохло немало «воронов», выжившие бежали, и вцепившись бежавшим в хвост, блаутурская армия могла бы встретить новый день у стен Айруэллы. Могла бы, и у дурня Оссори хватило наглости указать на это генералу Изидору Роксбуру. «Так поведите их», — осклабился мерзавец так, что его жёлтые зубы несколько секунд служили отличной мишенью для удара. Только Оссори себя сдержал, и, говоря по совести, удар причитался с Аддерли, пусть бы это и отправило его на военный суд, но их дружба не пережила Лавеснора.
«Мало обратить врага в бегство. — В трудах по военному делу Низиандр излагал прописные истины с видом, будто сам их придумал. Аддерли не понимал, зачем его перечитывает, и боль в голове подтверждала — и впрямь не стоило. — Необходимо развить успех посредством преследования. Плох будет тот военачальник, который, добившись успеха, не закрепит его».
Оссори бы закрепил, но на деле смог лишь удрать из-под ареста Роксбура, из армии. Сбежать в одному ему ведомое место... Оссори думал, что одному ему. Аддерли же с детства знал все его тайные места, но вида не подавал. Знал и сейчас: если Рональда нет в Блаутуре, значит, он на пути во второй дом Айрона-Кэдогана и всех драгун — Блицард. Но легче от знания не становилось, ведь был Берни совсем один.
читать дальше

@темы: Часть I, Яблочные дни

00:05 

Путеводитель по моде в мире Яблодней (выпуск 7)

Masters of the Appledays
После перерыва длиной в три месяца мы решили вернуться к ведению "модного" путеводителя. В выпуске 7 речь пойдёт о женской моде в Блаутуре, разумеется, пока только дворянской.
Климат Блаутура отличается тёплым летом и не особо холодной зимой, которая, однако, затяжная на ветра и промозглость. Такой климат предоставляет женщинам больше возможностей в замысле одежды.
Так, например, сорочка могла не быть обязательным предметом женского гардероба в тот или иной день, если позволял фасон платья. Вместо неё можно было удовольствоваться корсетом и панталонами. О панталонах мы упоминали в выпуске 2. Корсет же проник в блаутурскую дворянскую моду из Эскарлоты. Он представляет собой два сшитых вместе слоя холста, уплотнённых с помощью деревяшек или косточек. И если эскарлотский корсет делал бюст более плоским, тому он и служил, то блаутурки наделили его противоположной функцией — он приподнимал им бюст. Утягиванию талии не придавали особого значения. Корсет надевали в тех случаях, когда фасон платья не предусматривал ношение под ним сорочки — например, если лиф плотно прилегал к телу или были полуоткрыты плечи.
По сравнению с блицардской женской модой блаутурская богаче на одну существенную деталь — корсаж. Далее будет предпринята попытка объяснить отличия. Лиф — составная часть платья, сшитая с юбкой, неотделяемая от юбки, комбинация разных лифов с разными же юбками не предусмотрена. У блицардок лиф короткий (или высокий), оканчивающийся под грудью. У блаутурок в чести длинный (или низкий), доходящий до живота или даже спускающийся чуть ниже. Как и блицардский, он застёгивается на крючки или зашнуровывается на спине. Под платье с лифом по большому счёту надевали корсеты. В холод это могли быть сорочки — из здравых побуждений, связанных с заботой о здоровье. А корсаж — это всегда отдельная деталь платья, не сшитая и зачастую вообще никак не скреплённая с юбкой. Корсаж начинался от груди, доходил до живота. Имел шнуровку — в основном спереди. Его надевали исключительно на сорочку.
Теперь попробуем разобраться с юбками. Предпочтя корсет сорочке, блаутурские знатные дамы обязательно должны были надеть на панталоны нижнюю юбку. Для холодных времён года эти юбки шили из плотной ткани (часто смесь льна и шерсти), для тёплых их делали из тафты, атласа, льна. Нижние юбки могли быть двух видов. Первый — просто юбка. Второй вид — юбка с фижмами, именуемая подъюбником, ещё одно изобретение Отверженного эскарлотских модниц. Фижмы походили на обручи с пока что узким "радиусом", сделанные из прутьев.Также в гардеробе блаутурки обязательно была передняя юбка — она прикрывала перед нижней юбки (или подъюбника) или подол сорочки в тех местах, где юбки платья были раскрыты. На неё шли дорогие, самые разнообразные ткани, её обильно украшали. Третья юбка — эта юбка, названная несколькими предложениями ранее юбкой платья. Сшивалась вместе с лифом. Могла быть сплошной, а могла иметь треугольное отверстие, идущее от талии по оставшейся длине, до пола.
Если женщина делала выбор в пользу набора "панталоны-сорочка-корсаж", то комплект положенных ношению юбок особо не изменялся. В принципе, можно было пренебречь нижней юбкой (или подъюбником). Верхняя юбка крепилась к корсажу на крючки или же вовсе пришпиливалась.
Теперь, когда перечислены все составляющие платья блаутурской знатной дамы, коротко поговорим о тканях, отделках, фасонах, популярных цветах.
Прозванная подданными "Феей-из-Подхолмов", королева Филис ввела моду на лёгкие, шелестящие ткани. На смену ослепляющей пышности, царившей в женской моде при консортстве королевы Клементины (супруга Мэдога Побитого Линаика, матушка Лоутеана) Филис принесла лёгкость, изящество. Полнотелость сдавала позиции, в моду входили стройность, тонкость, пропорция, всё это на грани худощавости, приписываемой мифическим обитателям Подхолмов. Другое дело, что царила "Фея-из-Подхолмов" не достаточно долго, чтобы полностью изжить моду, принятую при свекрови. Таким образом, на сегодняшний день (1526—1527 г.г.) блаутурское женское платье — это причудливая смесь вкусов двух королев, теперь уже покойных. Филис одержала несомненное первенство в тканях: блаутурки легко отказались от тяжёлых, душных материлов в пользу различных разновидностей шёлка: собственно шёлк, атлас, бархат. Филис первая на Западном и Северном Полукруге получила вещи из ситца, который любящий муж окольными путями достал ей из земель Восточной петли. Необычайно популярен стал лён. Из материала для нижнего белья он возвысился до материала, из которого не зазорно шить рукава для платьев и передние юбки. Что касается отделок на платьях, то Филис не особо их жаловала, предпочитая, чтобы ткань оставалась гладкой, но не все знатные дамы (включая дам при дворе) слепо за ней вторили. Передняя юбка не мыслится без отделки. Это могут быть драгоценные камни, узоры из золотых или серебряных нитей, кружева или тесьма на подоле. Верхняя же юбка (она же юбка платья) остается именно такой, как любила Филис. В редких случаях кружево или тесьма украсят края треугольного отверстия в юбке или её подол. Лиф декорируют по-разному. При королеве Клементине прочно прижились оборки, сборки, узоры из переплетения блестящих нитей, широкая тесьма, пришитая поверху лифа. Филис, при всём своём прохладном отношении к украшению тканей, ввела моду на узоры с растительными мотивами. Уроженка графства Далкетт, славящегося своими дубравами, она не могла не отдать дань дубовым листьям и жёлудям. Лиф может быть сшит из той же ткани и отделан так же, как и передняя или верхняя юбки. Корсажи декорируются в тех же традициях.
Переходя к фасонам, необходимо напомнить, что лиф блаутурского дворянского платья — это длинный (низкий) лиф. Его вырезы разнообразны. Это может быть овальный вырез. Он, в свою очередь, бывает таким, который закрывает бюст, и таким, который открывает полукружья грудей, приподнятых корсетом. Это может быть вырез типа каре. Он подразумевает, что плечи полуоткрыты. Такой вырез считался одним из наиболее предпочитаемых королевой Филис. Квадратный вырез не так популярен, но на платьях одной трети блаутурских дам можно увидеть и его. Он, как правило, окаймляется некоей сборкой из кружева или широкой полоской тесьмы. Выпускать на вид сорочку не принято. Рукава тоже бывают разные. Со времён королевы Клементины остаются в моде сильно буффонированные рукава и рукава с воронкообразными, тяжёлыми манжетами. Впрочем, Филис удалось несколько изменить вторые, сделав их из широких узкими хотя бы от плеча до локтя. В холодное время года модно носить рукава с воронкообразным манжетом из меха. Филис предпочитала гладкие узкие рукава с маленьким манжетом, на котором позволительно кружево. И естественно, ей нравились рукава, придуманные ей самой — из льна или ситца, свободные, летящие, но обязательно сужающиеся у запястья и перехваченные там шнуровкой, пуговкой или, опять же, манжетом. По "связи" с лифом рукава только вшитые, что не мешает им зачастую от него отличаться по цвету, материалу.
Корсаж не подразумевает наличия рукавов вовсе, ни вшитых, ни съёмных. Он держится на плечах на широких лямках, чья отделка никак не регламентируется и может быть самой разной. Корсаж, безусловно, чем-то напоминает фасон блицардского платья с декоративными полосками (они же лямки) вместо рукавов, однако не повторяет его.
Что касается юбок, то они обязательно должны доходить до щиколотки, но это вкус Филис. Вкус королевы Клементины позволяет им быть ещё длиннее, особенно сзади, и стелится по земле шлейфом.
Цвета — это то поле, где королева Филис одержала безоговорочную победу над свекровью. Она привнесла в женскую блаутурскую моду множество оттенков зелёного, жёлтого, светло-коричневый, сиреневый, леденцово-красный, глубокий синий. Как супруге короля из рода Линаиков ей часто приходилось сочетать в нарядах изумрудный и золотой.
Теперь чулки. Производство чулок претерпело своего рода маленькую революцию — в 1526 году (как раз в описываемое время) была изобретена машинка для вязания чулок и прочей одежды из шёлка. Шёлковые чулки стали более доступны, дёшевы, тогда как ранее они (наряду с неизбежными льняными и шерстяными) были только в гардеробе королевы Филис, супруги Лоутеана III Линаика, и очень узкого круга богатых дам Блаутура (у герцогини Дезире Англюр-Оссори, к примеру).
Выбор обуви у блаутурской дамы не так уж и мал. Ей доступны домашние туфли, пантофли, туфли-лодочки, ботинки, сапоги и так называемые котурны. Домашние туфли сделаны из плотных мягких тканей, так же могут быть на гусином или лебяжьем пуху, не имеют твёрдой подошвы, довольно плотно облегают ступню. Пантофли — это комнатная лёгкая обувь с плоской, твёрдой деревянной подошвой, они без задника. Делаются из бархата, тафты или атласа. Туфли-лодочки — из кожи, с тонкой кожаной же подошвой, без креплений. Ботинки так же изготавливаются из кожи, бывают повыще щиколотки, имеют ремешки или шнуровку, гораздо реже — пуговицы. Однако в противовес такой пратикчной обуви как ботинки немедленно выступают котурны, они же сабо, они же в просторечии "шлёпанцы". Их родина — Вольпефорре, но это всё равно вещь, которая сродни изобретению Отверженного. Поскольку это сабо, то задника у них нет. Подошва из дерева достигает в длину полутора-двух пальцев, она утолщается от носка к пятке. Верх у них из кожи, тафты или бархата. Котурны обхватывают ногу и держат её над уличной грязью. В них тяжело удерживать равновесие. При королеве Клементине котурны были очень модны при дворе, но с воцарением Филис их популярность пошла на убыль. При королеве Клементине обувь обильно расшивалось драгоценностями, украшалась переплетением золотых нитей, но с воцарением Филис обувь декорировалась довольно слабо. Изредка декором могла стать какая-нибудь вышивка. Лучшим украшением обуви Филис считала ее цвет, поэтому для неё кожу, из которой пошит тот или иной вид обуви, красили в яркие цвета.
Уличная надежда блаутурской дамы может состоять из плаща/марлота. В сравнении с блицардской дамой блаутурская даже, пожалуй, обделена здесь — для неё не придумано новых фасонов накидки, а те, что когда-то были в Блаутуре, невероятно устарели. Женские плащи в Блаутуре лишены многообразия. Филис любила длинные, волочущиеся по земле плащи с глубоким капюшоном, и не стремилась разнообразить свой гардероб с верхней одеждой. Такая приверженность к единственному фасону в конце концов вытеснила фасоны плащей, существовавшие при Клементине. При дворе шутили, что такой плащ делает из молодой королеву настоящую обитательницу Подхолмов, придавая её фигуре угловатость и зловещесть. Этот фасон не имел ни рукавов, ни прорезей для рук. У шеи плащ скреплялся аграфом, самыми популярными были аграфы с растительными (дубы и жёлуди) мотивами. Верхушка капюшона могла быть украшена тканными листьями или жёлудями. Плащи шились из парчи, бархата, сукна, камлота, обязательно с подкладкой — шёлковой в тёплое время года и меховой в зимнее.
Марлотт чем-то похожа на блицардский шаубе. Она представляет собой распашное от шеи верхнее платье, без талии. Длина до пят. Может быть с длинными рукавами, может быть вовсе без рукавов (не считая коротких буфов у самых плечей). Если рукава всё же есть, то они буффонированы. На неё, как и на плащ, идут парча, бархат, реже сукно. Подклад почти всегда из меха, поскольку одежда зимняя. В зависимости от предпочтений хозяйки может быть декорирована меховыми вставками, тесьмой, пуговицами, драгоценностями, узорами. Капюшон не предусмотрен.
Самым популярным уличным головным убором при королеве Филис служил капюшон. Чуть менее популярна маленькая плоская шапочка квадратной или круглой формы. Она шьётся из дорогих однотонных тканей, к ней можно прицепить вуаль, украшать её особо не принято. Допустима маленькая россыпь драгоценных камней на поверхности шапочки, приколотый сбоку засушенный цветок, тесьма. Она похожа на берет, но не является им, для берета она не достаточно широка, может иметь форму квадрата, носят её, надвинув на лоб, тогда как берет в том же Блицарде стараются сдвинуть к затылку.
Перчатки скорее служат аксессуаром, чем средством защиты от холода, но Филис относилась к ним довольна равнодушно. Её отношение не повлияло на других знатных дам, и те продолжили придавать этому аксессуару большое значение. Чаще всего их изготавливают из бархата, реже замши. Разумеется, наибольшой популярностью пользуются вышивки с растительными мотивами. Перчатки короткие, едва доходят до запястья.
В связи со смертью королевы Филис в блаутурской женской моде в настоящее время простой, она застыла в том виде, в которой королева оставила её. Таким образом, примером для подражания оказался её супруг. Вероятно, блаутурские знатные дамы в скором времени начнут вносить в моду изменения, оглядываясь на короля, который, в свою очередь, балансирует между светскостью и некоторой военизированностью.





@темы: Яблочные дни, Иллюстрации, Заметки (приложения), Блаутур

20:58 

Яблочные дни. Часть I. Глава 18

Masters of the Appledays
Эскарлота
Айруэлла

1


Обратить день в ночь или хотя бы вечер не мог бы даже Людвик. Это так или иначе смиряло с невозможностью увлечь любезного Мариуса в постель. Хенрика Яльте решила в первые дни своего пребывания пожалеть эскарлотцев, у коих любовные утехи наверняка по расписанию, составленному из заповедей Девы и зверского тексиса, и соглашалась потерпеть до темноты. Решение оказалось мудрым, потому что через час после обеда с Рекенья госпожу Яльте нижайше просили к герцогу Мигелю ви Ита. Хенрика с трудом удержалась, чтобы не сложить нехитрую комбинацию из трёх пальцев, сегодня общения с эскарлотцами хватило ей за глаза. И всё же блицардская гарпия с улыбкой направилась в гости к великому ворону Эскарлоты.
Герцог ви Ита ничуть не походил на её сенешаля, а жаль. Но встретил весьма учтиво, дал себя рассмотреть. Он даже пытался улыбаться. Весь одетый в чёрное, с идеальной осанкой, которой должно было найтись какое-то особое, «искусственное» объяснение, выдающимся носом и выразительными мешками под глазами.
— Интересный наряд, донья Яльте. — Мигель немного походил на Мариуса, а может, Мариус походил на него. — Это блицардская мода — украшенные шоколадом юбки?
— Это последнее веяние эскарлотской моды, герцог. — Хенрика отдёрнула руку, облобызал, и будет. — Похоже, вы его ещё не уловили.
читать дальше

@темы: Яблочные дни, Часть I

19:26 

вашему вниманию — 2

Masters of the Appledays
В знак окончания работы над 1 из 3 частей книжки выкладываем сюда второй тизер, вдогонку к первому.

Действующие лица: Рональд Оссори, Изидор Роксбур, Энтони Аддерли, Дисглейрио Рейнольт, Альда Оссори, Лоутеан Линаик, Лауритс Яльте-Яноре, Грегеш Раппольтейн.
В реплике Рональда ("Когда я думаю о трусах, я думаю о нём..") под трусом подразумевается Лоутеан, а кадры на этом моменте - ну, это очень сочный спойлер о том, что было ранее, годах этак с 1518 по 1522).


@темы: Яблочные дни, Часть I, Движущиеся картинки, Блицард, Блаутур

13:20 

Яблочные дни. Часть I. Глава 17

Masters of the Appledays
Блаутур
Бломстард


1


Капитан королевской охраны постыдно топтался перед дверью в покои Лоутеана III Линаика. Он даже отпустил стражу, лишь бы не пялилась. Правая рука норовила врасти в эфес шпаги, левая не желала оставить в покое распухшую губу. Ранка не просто болела —немного кровила. Стоило сказаться больным и выиграть хотя бы немного времени, но Дисглейрио Рейнольт слишком хорошо знал своего короля — Лоутеан поспешит проведать друга. Вдох, решительный выдох. Дисглейрио облизнул укушенную губу и толкнул дверь.
читать дальше

@темы: Часть I, Яблочные дни

15:27 

!!!

Masters of the Appledays
26.02.2017 в 15:24
Пишет Kallery:

Как много дел считались невозможными, пока они не были осуществлены (с) Плиний Ст.
Вообще-то, я была уверена, что буду писать эту запись с радостью и шуточками, но низкое давление (из-за погоды) и не очень оптимистичный настрой (не связанный с творчеством) сделали своё грязное дело. Особого веселья, кажется, не получится, но факт я константирую:

дописали (допереписывали? доработали? домучили?) первую часть (том?) трилогии "Яблочные дни".


Всю дорогу, что мы пишем эту книгу, выходит так, что со стороны тех, с кем мы общаемся вживую (родители, друзья, знакомые), нет ни интереса, ни поддержки. Мои родители, к примеру, вообще не верят в серьёзность этой затеи и зовут её не иначе как "хобби", и это ещё нейтрально, в моменты ссор вовсе всплывает "хрень". Я как-то привыкла. В конце концов, я благодарна уже за то, что у меня отличные условия для написания —это я о так называемой технической оснащённости. Из друзяшек — а несмотря на мой скверный характер они у меня есть — проявляет искренний интерес только одна подруга, переехавшая этим летом в Петербург. Но она то и дело меня спрашивает, что да как, закончили, много ли еще, читать хочется, и ещё она недавно прислала мне подарок, и среди всяких штучек, не имеющих отношения к этой записи, там был ворох открыток. На каждой она не поленилась написать пожелания, так сказать, по адресу нашей книжки. Сами открытки она тоже подбирала с таким умыслом, чтобы совпало с духом книги. И это было безумно приятно ^__^
Ну а веду я к тому, что, таким образом, наша скромная читательская аудитория существует только здесь, в дайриках, и тут-то мне уже грех жаловаться:laugh: Мама хоть и не проявляет к "Яблочным дням" интереса, но говорит мудрые вещи: своих читателей надо ценить и любить, потому что именно они своим вниманием делают так, что книга начинает жить. Я же на благодарности не скуплюсь никогда, так что спасибо всем, кто нас читает и не боится разговаривать с нами о прочитанном;-)

Теперь, наверное, будет уместно пройтись по техническим аспектам книжки. Официальное название сообщим попозже, потому что нам в своё время сочинили стооолько отменных вариантов, что мы до сих пор мечемся между ними, хотя какое-то время нам казалось, что мы всё-таки выбрали %)
Как правило, для текста используется шрифт Comic SansMS при написании и шрифт Paryrus при вычитке, но сейчас я перекинула его в ненавистный мне Times New Roman и 12 кегль, чтобы мне наиболее адекватно было показано число страниц. 310. В предыдущем варианте, после того, как линия мастера Квентина была перенесена во 2 часть, у нас было 227 страниц. Лично мне эта разница греет душеньку:-D
40 глав. В предыдущей версии их было 27.
Дункан правит мягко (с) из "Макбета", У. Шекспир. Мы редактируем жёстко:elf: В ходе нашей редактуры у одного из персонажей было отобрано "репортёрство" и другой персонаж вовсе был убран сам, исключён из повествования, распылён, называйте как хотите. По счастью, никто по нему не скучает %) Зато во всей красе себя показали несколько других: двое из блаутурской линии, один из эскарлотской, один из блицардской. И — я долгое время держала это в тайне — блицардскую линию украсит собой новая героиня. Это очень характерная особа из чужих заокеанских краёв, красавица, длинноножка, она привлекла к себе всеобщее внимание и вообще поставила на уши весь Сегне :buh: Но вот сам двор, увы, не одобряет её присутствие и исподволь корит короля Лауритса за эту связь:str:
Сейчас сверилась с постом, где сообщала о том, что дописана вторая часть, там вёлся подсчёт трупам, нечисти, рейтинговым сценам. Посчитаю-ка я всё это в переработонной первой ;) Включая королеву Эскарлоты Диану Яльте, в замужестве Рекенья у нас 3 трупа, 1 нечисть в лице старого доброго сенешаля дворца Сегне Людвика Орнёрэ, 1 батальная сцена, 6 драк (включая учебный фехтовальный поеиднок), 3 с половиной рейтинговые сцены.

Ну и по традиции танцующая гифка:super:


URL записи

@темы: Яблочные дни, Часть I

19:22 

Путеводитель по моде в мире Яблодней (выпуск 6)

Masters of the Appledays
Впервые за всю "историю существования" выпусков о моде мы будем говорить о том, что же носят женщины %) Женщины в Блицарде, стране на севере Полукруга, стране с прохладным климатом и зимами в честные 3-4 месяца, стране, где особо военноушибленные представители королевской династии от души кричат, воодушевляя своих воинов на битвы: "Лёд Севера да погубит наших врагоооов!"
Но, честно говоря, сопредельное Блицарду королевство Рокус имеет куда более холодный климат, рокусцы вас уверят, что и снег у них белее, и снегопады обильней, и лёд тверже, и продолжительность зимы 4 месяца минимум, а ещё моржи на берегах плещутся и лоси под окнами совершают променад.
Другими словами, когда в начале 15 века в Блицарде сменилась королевская династия, Тистли сошли с престолов в небытие, уступая место узурпаторам-выходцам с затонувшего материка на крайнем севере, в королевстве началось наслаивание культуры на культуру, быта на быт. Новая династия, чье имя, конечно, Яльте поставила своей целью пустить корни в новую для себя землю как можно глубже и, опуская подробности, внушила подданным, что те плоть от плоти снега, создания севера, суровые и стойкие, и кто к нам с огнём войны придет — от льда и снега погибнет. В итоге в национальном самосознании блицардцев уверенно отложился внушённый им образ самих себя, да и климат, как им стало казаться, сделался холоднее, будто новые короли действительно принесли с собой из утраченного дома легендарные снега, льды и ветры. А вместе со всем этим северным добром — средства, материальную культуру, которая обеспечит блицардцам гармоничное сосуществование с духом настоящего Севера.
Таким образом, мода напрямую оказывается связана с климатом, а косвенно — с принадлежностью к сословию. Со времён первых Яльте существует закон, в котором расписано, какой тип ткани и меха дозволено использовать дворянину, купцу, ремесленнику, крестьянину. Сразу нужно сказать, что закон нарушается повсеместно. Нарушителям легче заплатить штраф в поместном суде и продолжить щеголять в своё удовольствие. По обыкновению мы затронем только дворянскую моду.
Нижнее бельишко было рассмотрено во втором выпуске "Путеводителя...", можно только добавить, что под платье блицардки надевают панталоны и сорочку, корсеты же, даже щадящие, не приживаются категорически. Сорочку, к слову сказать, выбирают в зависимости от фасона платья. Некоторые фасоны диктуют, чтобы воротник сорочки доходил до шеи и стягивался тесёмками. В холода женщины поверх панталон надевают нижние юбки (от одной до двух штук, всё серьёзно). Юбки сделаны из плотной шерстяной ткани и чаще всего ничем не украшены, но нижные юбки из гардероба бывшей королевы Хенрики I Яльте сшиты из тафты или атласа и декорированы вышивкой.
Неотъемлемый предмет женского гардероба — чулки. И вот тут каждая, от селянки до королевы, должна довольствоваться чулками из шерсти или льна. Конечно, если совсем невмоготу, то есть возможность приобрести шёлковые чулки в Блаутуре, где в 1526 году появилась вязальная машинка, позволяющая создавать и чулки, и другую шёлковую одежду. В прочих странах эти предметы до сих пор создаются исключительно вручную, ежели что, а в Блицарде чулки из шёлка пока не делают в принципе — безынициативные швеи, не поставленное производство...
Платье состоит из сшитых вместе лифа и юбки. Лиф шнуруется или застёгивается на крючки на спине. Фижмы (покрытые тканью каркасы, поддерживающие юбку платья) не носятся и даже не производятся. Обычно платья шьются из тяжёлых, "солидных" тканей с преобладающией шерстяной составляющей. В ходу сукно, шерстяной бархат, но и парча, атлас, тафта, бархат с шёлком тоже не обделены вниманием знатных дам Блицарда. Конечно, ткань всячески декорируется. В особой чести массивные отделки — вышивки, тесьма, поперечные полоски ткани, полоски меха или бахрома по краю подола и рукава. Очень популярны прорези всевозможных форм на рукавах и драпированные буфы (фонарики). Что до самих рукавов, то они по форме бывают узкие (обычные и со шнуровкой на запястье), сужающиеся у запястья (это в том случае, когда они вздутые, буфированны до локтя), расширенные на запястьях подобно манжетам. По "связи" с лифом бывают вшитые и съёмные.
До 1526 года пользовались популярностью платья с декоративными широкими полосками вместо рукавов, крепившимися к лифу. Под них обязательно надевалась сорочка с пышными рукавами.
Вырезы платьев не отличаются особным разнообразием: квадратные и овальные, не открывающие полукружий бюста. Под платье с квадратным вырезом обычно надевают сорочку с воротом, стягивающимся у горла. Под платье с овальным вырезом выбирают сорочку, которая либо совсем не выступает над лифом, либо выступает красиво "пенясь", тогда её ворот богато декорирован жемчугом или вышивкой золотыми, серебряными нитями. В частности, в гардеробе бывшей королевы Хенрики I Яльте были платья с вырезом, открывавшим полукружья грудей, и открытыми плечами. Но под них тем более надевались декорированные сорочки, оставляющие, впрочем, на виду пресловутые полукружья и большую часть плеча.
По желанию дамы подвязывают под талию широкий пояс, расшитый вышивкой или драгоценными камнями. Лиф, естественно, заканчивается под грудью или чуть ниже, и под ним начинается юбка, пришитая к лифу изнутри, объёмная, с вертикальными, массивными трубчатыми складками. Бывшая королева предпочитала, чтобы юбки были богато протканы серебром и золотом, но не чуралась юбок без украшений — в этом случае как можно богаче расшивалась нижняя, а на верхней делались прорези по ноге. Иной раз юбки завершаются длинным шлейфом, стелящимся по земле. В торжественных случаях его несут за дамой слуги, в быту он, видимо, свободно волочится по земле.
Если говорить о находящихся в моде цветах, то "палитру" задавала королева. Хенрика любила белый, бледно-голубой, пронзительно-синий, алый, лиловый, серебряный и золотой. Пока она считалась невестой принца Тимрийского, наследника Блаутурского престола, в её одежде часто сочетались серебряный и чёрные цвета.
Что касается обуви, то выбор не столь велик, как блицардским дамам хотелось бы: домашние туфли (зачастую без задника), туфли-лодочки, сапоги. Домашние туфли (всё равно что тапочки) сделаны из мягких материалов, не имеют каблуков, носятся дома. Туфли-лодочки изготавливаются из кожи, замши, плотных тканей (шерсть, войлок, реже бархат). У туфлей тонкая подошва, они могут иметь застёжки в форме ремешков, а могут быть без застёжек, тесно облегают ступню. Украшаются вышивкой, розетками из лент, бахромой или декоративной "высечкой" (перфорация 16 века, так сказать). Сапоги предназначены для того, чтобы их носили только на улицах. На их изготовление идёт кожа, замша, реже бархат. Сапоги низкие, примерно на ладонь выше щиколотки. У них твёрдая подошва — деревянная или пробковая, обтянутая кожей. Они могут быть без застёжек вообще, могут быть со шнуровкой или ремешками сбоку. Украшаются вышивкой, бахромой, розетками из лент.
Верхняя одежда знатной блицардской дамы — это накидка/плащ/шейблейн/. Накидка оборачивается вокруг плеч, у неё на боку застёжки и в неё можно укутаться. Плащи разнообразны по части фасонов: короткие, длинные, округлые, квадратные, с капюшоном и без него, с прорезями для рукавов и без прорезей. Шьются преимущественно из сукна, камлота, бархата. Завязываются у шеи шнурками или застёгиваются на пряжки. Декорируются вышивкой, тесьмой, бахромой, меховыми полосами. Плащи для холодных времён года имеют меховую подкладку. Шейблейн — верхняя одежда, короткая (оканчивается немного пониже бёдер) и распашная. Рукава у неё бывают пышные и короткие, оканчивающиеся повыше локтя, а бывают длинные, сильно расширяющиеся у запястья. По краям шейблейн украшена полосками меха, да и сама с меховой подкладкой.
Самый популярный женский головной убор — это большой, массивный, широкополый барет. Он может быть украшен вышивкой, лентами, серебром, золотом, жемчугом, драгоценными камнями, декоративными пряжками. Но есть альтернатива в виде декоративой вязаной повязки, тянущейся ото лба к затылку.
Вуали, конечно, существуют, но их надевают разве что в дни траура в семье или в дорогу, чтоы защитить лицо от пыли. В остальных случаях блицардские знатные дамы ходят с открытыми лицами.
Большим спросом пользуются перчатки. Но не потому, что так предписывает тексис или королева жадно их коллекционирует (это не так), а потому что они держат руки в тепле. Лучше всего производство перчаток налажено в княжестве Яноре (оно же Янорийское княжество), там делают перчатки из кожи овец, ягнят, телят, оленей. К слову сказать, там же, а ещё в сопредельном Изенборге, лучше всех прядут шерсть — в этом заслуга хозяйственного наместника, двоюродного брата бывшей королевы, а с 1526 года — короля Блицарда, не чурающегося возни с ремёслами. Возвращаясь к перчаткам: у королевы они декорированы вышивкой, тесьмой или бахромой. Конечно, в её гардеробе было несколько пар бархатных перчаток, расшитых драгоценными камнями.
Напоследок можно сказать о характере вышивки, украшающей одежду. Это может быть тиктийский орнамент, характеризующийся узкими, вытянутыми формами с острыми углами, а может быть растительный и зооморфный узоры.
В описываемое время (то есть, 1526 год, декабрь и далее) в женской моде Блицарда происходят некоторые изменения, начало которым положило привнесение в страну новых ресурсов. Под этими ресурсами подразумеваются предметы материальной культуры и представители фауны, вследствие военного похода привезённые с другого континента — с Восточной петли. Благодаря изобретательности статс-дамы бывшей королевы появляются новые фасоны воротников на платьях (например, высокий тканный воротник, почти упирающийся в подбородок и напоминающий оплечье из драгоценных металлов, носимое богатыми женщинами Восточной петли), новые украшения на бареты и туфли (в частности, это страусиные перья). В частности, подробнее изменения будут освещены в основном тексте книги.



@темы: Яблочные дни, Иллюстрации, Заметки (приложения), Блицард

20:13 

Путеводитель по моде в мире Яблодней (выпуск 5 )

Masters of the Appledays
Этот выпуск затрагивает тему моды очень условно, едва-едва. Кроме того, речь пойдет о военной моде в полке Неистовых драгун, но это коротко. Внимание будет уделено истории возникновения полка, его устройству и "коронному номеру". Зато вы можете посмотреть картинки, посредством которых впечатление о драгунской моде должно создаться более полно, чем если бы о ней было много написано %)

Неистовые драгуны, или военный гений принца Тимрийского


Изначальное наименование: Блаутурской армии драгунский тимрийский полк.
Знамя: чёрный, раскинувший крылья линдворм на серебряном поле.
Год основания: 1516.
Тип: конно-стрелковый полк.
Численность: 1000 человек.
Дислокация: Блаутур, Бломстард.


История появления
Драгуны как род войск был сформирован Айроном–Кэдоганом, наследником блаутурского престола. Хронисты пишут, что создание драгунского формирования было продиктовано необходимостью преобразования армии, которую остро осмыслил принц Тимрийский. Однако его боевые товарищи, будучи непосредственными участниками этой истории, представят более достоверную картину рождения Неистовых драгунов. Если, разумеется, попросить их об этой чести.
Начнём с того, что принц Тимрийский был в некотором роде одержим страстью возвеличить отечество. Это делало его предприимчивым до авантюризма, заставляло практически во всём искать выигрышность, будь то хоть его частные увлечения. Собственно, его страсть к набиравшему тогда популярность огнестрельному оружию и воинский успех, снисканный им в качестве капитана эскадрона, принято считать предпосылками к созданию особого рода войск. Годом основания традиционно называют 1516, когда в Королевской канцелярии был выпущен приказ о выделении денежных средств на обмундирование и вооружение «блаутурской армии конно-стрелкового полка, Айроном – Кэдоганом Линаиком возглавляемого». Со стороны это выглядело так, словно принц без лишних проволочек усадил на коней своих любимцев (тимрийцев), вооружил их саблями и пистолетами с колесцовым замком и тут же повёл в бой. В действительности Айрон–Кэдоган и его тимрийцы готовились к признанию их отряда полноценным воинским формированием более полугода. Так что «драконья тысяча», как её прозвали современники, представляла серьёзную опасность для вассалов – изменников*.

*В Девятнадцатилетнюю войну владельцы земель на окраинах Блаутура принялись спешным порядком сдавать их блицардцам, совершавшим разбойничьи набеги на земли неприятеля. Подробнее см. Заметки о доме Линаик

Устройство полка
Полк имел в своём составе: 1 полковника, 1 подполковника, 3 капитанов, 5 поручиков, неограниченное число порученцев, 1 фурьера, 1 знаменщика, 980 солдат, своего священника, трёх хирургов, аптекаря, оружейника, портного и шорника. Разумеется, у полка были собственное знамя (чёрный линдворм, распахнувший крылья на серебряном поле) и девиз («Честь — в сердцах, в мечах — погибель»). С казначейскими и секретарскими обязанностями справлялись непосредственно капитаны и поручики. Принц Тимрийский ратовал за разностороннее развитие своих офицеров. «Драконья тысяча» делилась на 4 эскадрона, во главе трёх стояли капитаны, один возглавлял подполковник. Последним (по большому счёту для частных нужд) полагались порученцы, которым формально присваивали звания сержантов.
До 1522 года драгунский полк входил в состав армии отдельным независимым формированием и подчинялся только принцу Тимрийскому. Если Айрон-Кэдоган находился при армии, у места его пребывания размещалась часть (100 драг.) эскадрона, остальные располагались по окрестностям, но в пределах досягаемости. Когда принц Тимрийский отправлялся в столицу, весь полк следовал за ним.
В Бломстарде Неистовые драгуны разделялись на две части: охрану внутри Элисийского дворца и вне его. Драгунам отводились служебные квартиры, ставшие прообразом казарм (строительством которых Айрон–Кэдоган занялся позже). Драгуны, несшие дежурства во дворце, сменялись тригитами ** или по усмотрению его высочества. Айрон–Кэдоган старался не перенасыщать дворцовое пространство своими людьми, поскольку господство в резиденции оставалось за королём.
Дежурство на квартирах считалось среди драгунов менее почётным, но и менее утомительным. За главного оставляли одного дежурного офицера (от поручика до подполковника). Он должен был узнавать сведения обо всех въезжающих в город, наносить визит провосту (нечаянное инспектирование, прозвали это в высших кругах) и отмечать конфликты, возникавшие у драгунов с представителями других родов войск. Над последней обязанностью поначалу посмеивались. Но когда обидчикам, притом по месту службы, стали приходить штрафы за оскорбления и драки с драгунами его высочества, насмешникам стало не до шуток. Как будто несчастным не хватало повреждений (моральных и телесных), нанесённых тимрийцами. Всё это, конечно, не могло не дойти до слуха короля. Но едва Мэдог Побитый сообразил, что штрафы поступают в казну «драконьей тысячи», и Кэдоган запрашивает у секретаря по военным делам на содержание полка всё меньшую сумму, наказание монетой было благословлено. А под командованием дежурного офицера находились солдаты, занимавшиеся более обыденными вещами. Они ухаживали за лошадьми, отвечали за поставку еды из трактиров на служебные квартиры и, когда приходилось, делали опись трофеев, захваченных в кампаниях принцем Тимрийским. Сменялись каждые два дня, ночевали на квартирах.

**Тригита — временная организационная единица в драгунском полку численностью в 30 человек.

Военная форма
При вступлении в полк драгуны получали обмундирование по половине его стоимости, позже удерживающейся из жалования. Их боевая форма состояла: из замшевого колета, замшевых же или суконных мешковатых штанов, толстых кожаных перчаток, чернёной кирасы, металлического горжета с выгравированной на нём головой дракона, узкого шлема с узкими же полями и круглой высокой тульей (кабассет), кавалерийских сапог, ножен под саблю, двух цепляющихся к седлу ольстр с пистолетами. В центре нагрудной пластины кирасы крепилась позолоченная фигура линдворма. Через плечо драгуны носили шарфы жёлтого цвета, расшитые геральдическим изображением линдворма. Что касается офицерской парадной (дворцовой) формы, то она включала: мундир (чёрный замшевый колет с застёжками в виде серебряных фигурок дракона и горжетом), штаны, короткие сапоги, перевязь и саблю.
Лошадям из доспеха полагались стальные налобники (они же наглавники) и броня, закрывающая грудь.

Коронный номер
Айрон–Кэдоган прилагал немало усилий, чтобы его полк не прекращали сравнивать с драконом. Природа наградила принца такими талантами, которые в своей совокупности позволяли ему в полной мере служить войне. В частности, на второй год Эскарлотской кампании Кэдоган от скуки изобрёл прообраз огнемёта и назвал Драконьим Жаром. Его изобретение походило на пистолет, но имело более широкое и длинное дуло. Сплав был особенным: дуло не накалялось от огня внутри, не нагревалась и рукоять. Состав сплава Кэдоган держал в секрете даже от своих офицеров. Внутри такого пистолета находились заряды, на первых порах с порохом, потом — с воспламеняющейся жидкостью. При нажатии на курок в заряды попадала искра, и сжатый газ «выбивал» наружу пламя. Оно горело, пока не кончится заряд, в длину достигало 3-4 тритта (метра). Противник поджаривался очень неплохо, чтобы не сказать — чудовищно. Изобретение имело ряд неудобств: его было трудно перезарядить, нередко драгунам удавалось применить его в бою только единожды; оно было не совершенным и опасным для самих драгунов. После смерти Айрона-Кэдогана его преемник Рональд Оссори отказался от использования Жара: медведи не изрыгают пламя. Драгуны украдкой вздохнули спокойнее, и подпалённые брови были забыты. Не нашлось смельчаков, которые хотели бы улучшить и довести до совершенства изобретение принца Тимрийского.
До и вместе с Драконьим Жаром у Неистовых драгунов был в ходу ещё один приём. Перед тем, как броситься в атаку, драгуны, стоящие по краям первой шеренги, изрыгали пламя. Для этого им всего лишь были нужны факелы и огнистая вода. По команде два драгуна с левого и правого края выпускали пламя и с рёвом срывались в бой.




запись создана: 08.10.2016 в 00:44

@темы: Яблочные дни, Иллюстрации, Заметки (приложения), Блаутур

17:40 

Яблочные дни. Часть I. Глава 16

Masters of the Appledays
Эскарлота
Айруэлла

1


Единорог норовил соскочить с десертной ложки. Хенрика так и не испачкала расписной прибор эскарлотскими сластями. Фрукты испоганили сахарным сиропом. Сдобные колечки, после того, как их обжарили в масле, сами по себе стали несусветной дрянью, а их ещё полагалось макать в топлёный шоколад. В омерзительной скорлупе из карамели, мёда и кунжута изнывал в общем-то приличный миндаль, не подберёшься. Леденцы из яблочного сока и корицы смотрелись пристойней всего прочего, но младшая Яльте уродилась стервой и не любила сладкого. От одного вида кондитерского уродства язык прилипал к нёбу, зубы ныли. Более того, ныла душа.
читать дальше

@темы: Яблочные дни, Часть I

Яблочные дни

главная