• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: эскарлота (список заголовков)
16:04 

Колыбельная луне, спетая ей солнцем (текст детской эск. песенки в главу 14, том I)

monzella Valeria
Однажды солнце накинуло плащ и прокралось на ночное небо.
Оно увидело луну и влюбилось. Они не могли быть вместе, и на прощание
солнце поцеловало луну. С тех пор луна светится ночью, а на небе появились звёзды
— это солнце каждый день посылает луне поцелуи.

"Яблочные дни", том II, глава 29.


— За руку, брат мой милый, ты крепче меня держи
И солнышком светло-светлым мне в этот час побудь.
— Исполню, моя сестрица, всё я, что ни скажи.
Я — солнце, я — сфера света, не легче ли дышит грудь?
— Не легче ничуть, ты слышишь, меж моих рёбер будто
Сердечко безумно пляшет яблочною луною.
Этой луной, наверно, я стану, исчезнув утром.
И раз ты назвался солнцем, то как тебе быть со мною?

— Ну это, душа-сестрица, не стоит твоих печалей,
Находчивый старший братец примерит плащ потемней.
Иглою из стали звёздной, что смертный найти не чаял,
У горла его заколет — встречай, Хозяйка Теней.
— Приходы твои, конечно, ей будут всего милее
И до часов рассветных не размыкать вам рук.
Но всё ж об уделе этом до плача я сожалею,
Уйди от меня, с луною ведь знаться тебе недосуг.

— Глупа у меня сестрёнка, да где бы и взять ей мудрость,
Коль на уме наряды — бархат ночных небес,
Серебряные узоры из множества звёзд, и кудри,
Вьющиеся ветрами... И тени спешат на жест.
— Похоже, я краше ныне невесты завидной самой,
Но яблочной сердцевины кожа моя тусклей.
Негоже такой мне жуткой являться под своды храма,
Коснись же мне щёк, мой милый, и расцелуй смелей.

Брат солнцем сестре целует лик её луннобелый.
Сияй, говорит, у ночи всех забирай слепцов,
Чтоб мог отыскать приют бродяга окоченелый,
Чтоб клинок благородный мог наказать подлецов.
Сестрицы лицо так мягко солнышком золотится,
Луна побелевшим сердцем почти завершила пляс.
Тебе одному, брат милый, сияю, и обручиться
С другой у меня не думай. Есть только мы у нас.

30. 10. 2016 — 6. 11. 2016


авторский комментарий к тексту песенки
запись создана: 06.11.2016 в 21:24

@темы: Яблочные дни, Эскарлота, Часть III, Часть II, Часть I

09:58 

Герои I тома "Яблочных дней". Эскарлота

monzella Valeria
Франциско Рекенья, король Эскарлоты, Заступник Веры в Люцеанской церкви



читать дальше

Гарсиласо Рекенья, граф Дория, принц, младший сын короля Эскарлоты (с лицами на любой вкус)



читать дальше


Графиня Розамунда Морено, фаворитка короля



читать дальше

Герцог Мигель ви Ита, канцлер Эскарлоты, наставник принцев



читать дальше

Герцог Рамиро ви Куэрво, бывший маршал, военный министр Эскарлоты



читать дальше

Герцогиня Оливия Куэрво, супруга Рамиро


святая женщина

Сезар ви Котронэ, камергер наследного принца, племянник Оливии Куэрво



читать дальше
запись создана: 01.10.2016 в 14:36

@темы: Яблочные дни, Эскарлота, Часть I, Франциско Рекенья, Сезар ви Котронэ, Розамунда Морено, Движущиеся картинки

10:50 

Яблочные дни. Часть I. Глава 4

monzella Valeria
Четвёртая глава
Эскарлота
Айруэлла

1


Кровь бастарда тяжёлыми каплями стекала на чёрную гриву джериба*. С минуту Райнеро смотрел на это действо с некоторым любопытством. Позволить ей вытечь до последней гнусной капли? Очистить тело от этой дряни, дать волю крови королей — крови матери? Диана Яльте подарила ему северную кровь, и пусть южная оказалась подпорченной, север и юг никогда не сольются воедино. Мать умерла этой ночью, но не перестала утешать и любить. Кровь ублюдка ему ни к чему. Она заражает, несёт по жилам проклятье, а сердце ей помогает. Стучит, дурное, так, что каждый удар ранит, как последние слова отца. Нет, не отца.
читать дальше

@темы: Часть I, Эскарлота, Яблочные дни

00:26 

Путеводитель по моде в мире Яблодней (выпуск 4)

monzella Valeria
В предыдущем выпуске была охвачена мужская эскарлотская придворная мода для "взрослых", почтенных мужей. Этот выпуск осветит особенности "молодёжной" дворянской моды в Эскарлоте. Так получилось, что её законодателем невольно стал наследник эскарлотского престола Райнеро Рекенья-и-Яльте. Разделение на "взрослую" и "молодёжную" моду обусловлено тем, что Райнеро довольно много времени проводил у себя в герцогстве Валентинунья, которое отделено от острова Вольпефорре лишь узеньким проливом. Там же он читал много современной литературы, которая "спотыкалась" о Декрет о печати, иными словами, не проходила цензуры и, конфискованная, оседала в кабинете герцога (а он был истинным хозяином Валентинунья). Опять же, никто не отменял прямые контакты на почве торговли. Как следствие, любознательный принц хорошо ознакомился с бытующей у соседей концепцией "человек — мера всех вещей" (но нигде не сказано, что признал). Дело в том, что в Вольпефорре полным ходом шла "игра в Мрачновременье", то есть выкапывались на свет всевозможные предметы материальной культуры (храмы, скульптуры, куски домов, мебель, посуда, библиотеки и т.д.). Мыслители азартно хватались за мрачновременные философские направления, перекраивая их на особый лад: Бог повсюду, хоть в букашке, хоть в стебельке, да и царство божье в самом человеке, человеческое тело прекрасно и восхитительно, долой сковывающие его покровы, то, что создано Богом, не может быть дурно. Эта концепция диктовала в Вольпефорре стиль жизни, моду в том числе. К одежде предъявлялось единственное требование: она должна совпадать с формами тела, обозначая эстетику его пропорций, вторить ему, она не должна мешать движению никоим образом.
Для герцога Валентинунья не составило труда выписать из Вольпефорре парочку образцов одежды и выводок портных. Он счёл, что при его образе жизни будет довольно практично перенять эти модные веяния. Но в то же время воспитание в строгой люцеанской вере и давящий авторитет короля-отца не позволяли заимствовать слепо, да и сам принц тяготел к выдержанным тонам, сдержанным фасонам. Так что плащи-аболлы, тоги, джиорнеи, симары (аналог ропоны) даже не рассматривались.
Таким образом, "молодёжный" дворянский наряд по своему составу мало чем отличился от "взрослого": брэ, сорочка, обтягивающие, но не стесняющие движений штаны, гульфик, короткий (до талии и или пояса) колет, короткий же плащ и жёсткие, ниже колена, сапоги.
Поскольку брэ относятся к нижнему белью, то они будут подробно рассмотрены в соответствующем выпуске. Скажем только, что они шились из тонкой, "дышащей" ткани и едва доходили до середины бедра.
Основные отличия от "взрослой" моды заключались в фасонах и фактурах. Сорочки шились из тонкого льна (преимущественно батист и кембрик), иной раз из шёлка. Формы ворота отличались разнообразием: овальная, квадратная, треугольная (тогда к ней полагалась шнуровка) или круглая (как во "взрослой" моде, но не обступающая горло вплотную). Горловина могла быть украшена кружевом, зубчиками ткани, тесьмой. Сорочки зачастую отделывали вышивкой. Рукава стягивались на запястье или специальными швами, или шнурами. Манжеты могли быть узкими, и тогда практически не выступали из рукавов колета, а могли быть широкими, и в таком случае служили рукавам колета красивым обрамлением. Сорочка обычно достигала середины бёдер и заправлялась в штаны.
Штаны шились по ноге, держались на бёдрах при помощи шнуровки/застёжек на крючках спереди и ремня. Собирались у лодыжек шнуром и заправлялись в сапоги. И — разве не прелесть — на ступни надевали носки, льняные летом и шерстяные зимой. Носки закрывали щиколотку, стягивались вокруг завязками. Штаны делали преимущественно из кожи, замши, бархата (иной раз бархат был особого сорта, сделанный из шерсти). Штанины могли быть как однотонными, так и многоцветными — это не возбранялось. Нередко декорировались шнуровкой по бокам. Гульфики не выпячивали, и упаси бог, чтобы они повторяли форму того места, которое прикрывали. Гульфики должны были выглядеть максимально пристойно, в то время как в Вольпефорре это была едва ли не самая важная часть мужского гардероба, к виду которой подходили с особой тщательностью.
Колет носили в качестве куртки. Длина доходила до талии, но могла заканчиваться и под рёбрами. На изготовку колетов шли плотная кожа, замша, сукно, бархат, сатин. Иногда были с подкладкой. Колеты застёгивали на крючки или пряжки-застёжки или шнуровали. Ворот мог быть овальным или квадратным, из него часто виднелась рубашка. Стоячие воротники были не предусмотрены, за этим во "взрослую" моду. Рукава были как вшитыми, так и съёмными. Съемные встречались чаще, они крепились к проймам колета шнурами (что обеспечивало свободу движениям и недурно экономило средства из королевского/семейного бюджета), их можно было комбинировать с другими колетами. Рукава могли быть двусоставными: первая часть шла от подмышки (где была привязана завязками к пройме колета) к локтю, вторая начиналась под локтём и закрывала запястье. Это было максимально удобно при фехтовании, ничто не сковывало руки. Рукава (и сплошные, и двусоставные) были с разрезами, чтобы через них во всей красе проступала блестящая или матовая сорочка. Впрочем, прорези могли быть и по бокам колетов. В форме разрезов не было удержу фантазии: геометрические фигуры, зооморфные, растительные и пр. Колеты могли быть декорированы вышивкой, драгоценностями (в неограниченных количествах и не за особые заслуги, но если спросите Райнеро, то сам он от подобного воздерживался, максимум допускал скромную вышивку). Нельзя сказать, что по части украшений для колета существовала мода на какие-то определенные узоры. Это могли быть так же растительные и зооморфные мотивы, а могли быть антропоморфные (из частей человеческого тела), тератологические (изображения мифических животных), сюжетные. Райнеро вовсе предпочитал геометрические (переплетение линий) или же обходился колетами без украшений.
В случае с плащами по этой моде совсем не действовала формула, по которой знатность измерялась длиной плаща. Наследный принц носил короткие плащи, чего и желал своему окружению. Длинные напоминали о королевском дворе и сутанах, а учитывая, что принц любил грешить напропалую, подобные напоминания его удручали. Итак, плащи едва достигали колена, часто бывали ещё короче. У них мог быть полукруглый или квадратный подол. Самые расхожие материалы, из которых шились плащи, это сукно, камлот бархат, но если вам страсть как хотелось щегольнуть или лето выдалось удушающе жарким, то так и быть — возьмите шёлк. А ещё у плащей часто был подклад, для которого использовались шёлк, атлас. Зимние плащи обшивались мехом (куница, соболь, горностай, статусность, понимаете ли), плащи для других сезонов декорировались различной отделкой (полоски замши, бархата, шёлка, тесьма, кружево, металлические фигурные детальки). Плащи не имели ни прорезей для рук, ни самих рукавов. Зато, уподобляясь "взрослому" плащу, "молодёжные" часто располагали перелинами, которыми можно было прикрывать голову от дождя. Плащи с капюшонами в дворянской среде были не в ходу, но мы же понимаем, что капюшон служит жизненно важной деталью, если дворянин собрался немного покутить и попрыгать с кинжалом в подворотнях. Так что на "ночных", "кутежных" плащах принца были капюшоны, и весьма глубокие. Плащи застёгивались под горло на фибулу или пряжку. Носить плащи приспущенными на одно плечо было не принято.
Сапоги были куда разнообразнее, чем могло показаться на первый взгляд. Сам наследный принц предпочитал жесткие, короткие сапоги из кожи, с жёсткой же подошвой, которые натягивались на ногу с некоторыми усилиями. Но многие молодые дворяне носили мягкие сапоги до колена или до бедра, часто со шнуровкой и декорированными раструбами.
Головным уборам и различным аксессуарам будет отведен отдельный выпуск. Заметим лишь, что, в отличие от "взрослой" моды, в "молодёжной" перчатки не являются непременным атрибутом. Насколько мы знаем Райнеро, он вообще надевает их только в холод или на официальные выходы (если прикажет король).
В завершение следует уточнить, что "молодёжная" мода имела два направление. Ключевым считалось то, которому отдавал предпочтение наследный принц. Побочное направление, в целом, состояло из тех же частей, что ключевое, но было более ярким, насыщенным, щёгольским, чтобы не сказать вычурным. Ткани блестящие, цвета сочные, орнаменты заковыристые, фасоны более гротескны (например, рукава колетов отличались пышностью, а сами колеты могли быть украшены по вороту мехом), штанины декорированные разноцветными вставками, гульфики контрастные по отношению к цвету штанов. Обратите внимание на последнюю иллюстрацию, на которой представлены образцы, наиболее популярные у ближайшего окружения принца.



листать дальше

@темы: Яблочные дни, Эскарлота, Иллюстрации, Заметки (приложения)

11:43 

Путеводитель по моде в мире Яблодней (выпуск 3)

monzella Valeria
В настоящем выпуске мы рассмотрим одну из самых непростых для нас тем — "взрослую" мужскую моду Эскарлоты. Первое, к чему следует привлечь внимание — мужская мода в сей "богоданной" стране гораздо более щадящая, чем женская. Мы опишем моду, пришедшую вместе с воцарением на престоле короля Франциско Второго Рекенья. Она не такая зверская, как могло бы показаться, если оглядываться на исключительную религиозность государя.
Мы начинаем со "взрослой", "зрелой", потому что вплоть до взросления наследного принца только она и существовала. Повсеместная для стран блозианской религии концепция "Государь — наместник Бога на земле" была интерпретирована королём Франциско с ужасающей буквальностью и раскрыта с потрясающей полнотой. Он даже получил из рук Святочтимого (главы Люцеанской церкви) титул Защитника Веры, что давало ему право на своей земле принимать исповеди подданных, читать проповеди, делать назначения и проводить небольшие реформы внутри находящихся на территории Эскарлоты церквей, не спрашивая дозволения у Святого Престола. Таким образом, сильный уклон в религиозность стал первым столпом эскарлотской моды. Она должна была иллюстрировать нормы поведения, приписываемые для выполнения королевскими подданными: сдержанность, строгость, благочестие, посты, преклонение перед Пречистой девой, паломничество, денежное покровительство церквям, монастырям и, конечно же, особая привелегия дворян — выстраивание в очередь за отпущением грехов к Его Всеблозианнейшему Величеству.
Верхняя одежда стала максимально напоминать церковные одеяния: плащи и ропоны доходили до пят, на их пошив использовались ткани приглушённых цветов и поначалу почти не использовались украшения, ведь Пречистая заповедовала скромность. Однако здесь поднимается второй столп эскарлотской моды, он же физическая особенность августейшей особы: тучность. С годами Франциско набирал вес и решительно раздавался вширь. Из приятного для женских глаз здоровяка он превращался в настоящего толстяка, чьё брюхо бежало впереди его величия. Конечно, длинные ропоны скрывали жирные ляжки, а украшение в виде меха по вороту, рукавам и полам немного маскировали тучность и создавали впечатление оправданной величием массивности, но этого было недостаточно.
Сорочки имели круглый ворот, смыкавшийся у самой шеи: король надеялся, что таким образом прячет жирные складки и обозначает место, где начинается еще не совсем заплывший подбородок. Манжеты на сорочках были довольно скромными, совсем короткими, чтобы не подчёркивать, что руки короля лишились былой формы. Руки затягивались в узкие перчатки, чтобы сжать "масштаб бедствия", на перчатки надевались перстни, они должны были концентрировать внимание, отвлекая от размышлений на тему, превышают ли персты короля окружность андрийских колбасок, частым аксессуаром были чётки.
Что касается колетов, то в интерпретации Франциско они больше напоминали орудие наказаний. На первый взгляд, всё смотрелось нормально: колеты доходили до бедёр, имели высокие, иногда достигавшие мочек ушей, воротники (высота воротника зависела от степени знатности), зачастую были со вкусом украшены золотым или серебряным шитьём, могли быть вышиты шёлковыми нитями, за особые заслуги король даже даровал подданным право расшивать их драгоценностями. Сам он, впрочем, придерживался здесь строгости, единственным украшением колета назначая дорогие ткани, из которых тот был пошит. В выборе рукавов была полная свобода: вшитые или на привязках. В чем же заключалась "экзекуционная" сторона колета? В том, что у колетов по спине и животу были вставки — дощечки из мягкого дерева. Они заставляли держать осанку и делали так, чтобы пузо не выпячивалось. Бывало, что жёсткой кожи или очень плотной ткани колета недостаточно, и в таких случаях в ход шёл мужской корсет. Шнуровка на колете спереди, а иногда и по бокам тоже носила совсем не декоративный характер.
Такой предмет гардероба как штаны оказался, наверное, в наименьшей степени затронут изменениями. Они по-прежнему оставались плотно прилегающими к ногам, однако теперь обе штанины сразу сшивались вместе. На пошивку чаще всего шли бархат, замша или кожа, но за атлас и парчу никого вроде бы ещё не покарали. Франциско, само собой, отдавал предпочтение однотонным цветам, штанины непременно должны были быть одинакового цвета (этого же он требовал от своих придворных). Гульфик не должен был выполнять функцию аксессуара и притягивать взгляды, иными словами, на государственном уровне существовал строгий запрет на украшение гульфика драгоценностями, вышивками, тесьмой.
Туфли при дворе короля Франциско были не в чести. Они бы без затей сдали всему свету оставляющие желать лучшего икры короля. Так, знать носила высокие сапоги (до колена минимум, но зачастую высота могла достигать бедер) из мягкой кожи или ткани. Король предпочитал жесткую кожу, надеясь таким образом воссоздать видимость былой суровой походки. Форма носка сапога практически не регулировалась, разве что он не должен был быть слишком длинным и острым. Дозволялась неброско украшать обувь, но, опять же, право на вышивку драгоценностями следовало заслужить.
Что касается головных уборов и других аксессуаров, то им будет посвящен отдельный выпуск путеводителя, однако же канцлер ви Ита согласился продемонстрировать свою шляпу в качестве тизера %)



запись создана: 18.08.2016 в 13:34

@темы: Яблочные дни, Эскарлота, Иллюстрации, Заметки (приложения)

Яблочные дни

главная