20:13 

Яблочные дни. Часть I. Глава 5

monzella Valeria
Пятая глава
Блаутур
Чарретз


Энтони Аддерли с наслаждением дотронулся до серебряного горжета, на котором была тончайше выгравирована медвежья лапа. Сейчас он в первую очередь подполковник Неистовых драгун, и пусть хоть кто-то посмеет назвать его Тихоней!
— Эй, Тихоня! — Аддерли едва не заскрипел зубами. — Уснул?
Капитан Хьюго Аргойл явно нарывался на то, чтобы его если не погоняли шпагой, то хотя бы сбросили с седла. Но подполковник сдержался. Зачем растрачивать военный пыл на шутки друзей? Аддерли пригнулся к караковой шее Аршамбо, потрепал лоснящуюся шерсть. Заговорщицким фырканьем конь дал знать, что проникся настроением хозяина.
— Эй, Хью! — передразнил Энтони улыбающегося во все усы однополчанина. — Знаешь, чем отличается Тихоня Тони от подполковника Аддерли?
— Удиви меня.
— Он отдаёт команды капитану Аргойлу. — Энтони хмыкнул на то, как Хью наигранно закатил глаза, рука уже подобралась к эфесу сабли. — А ещё он может так.
Сабля чиркнула в волоске от носа Хьюго, кончик старательно накрученного уса скорбно пал в ладонь хозяина. Прежде, чем Аргойл извлёк из открытого рта поток святого негодования, какому бы позавидовал маршал разбитой армии, Аддерли пришпорил коня. С радостным ржанием боевой красавец кинулся вниз по склону, держа рысь на раскинувшийся под ним лагерь армии Блаутура.
Впервые Энтони Аддерли узнал эту волну восторга, азарта в семнадцать лет. С тех пор она часто подхватывала Энтони и с каждым своим появлением несла его быстрее и быстрее. Ветер в ушах, толчки от скачки, привстать в стременах, саблю вперёд, из груди клич, мы правы — враг не прав! Энтони расхохотался, линдворм внутри него с рёвом раскидывал крылья, горел огнём, измученный томлением в мирной клетке.
Тихоня остался отсиживать зад и ныть о несносной осенней погоде в столичном особняке. На войне же правил неистовый драгун, для которого не было дел милей, чем врезаться в гущу боя, палить в упор, сечь насмерть одним ударом сабли, крушить неприятеля. Лишь здесь, на войне, он дышал, видел, чувствовал. Лишь здесь он жил как никогда, впитывая каждое мгновение как драгоценную влагу посреди пустыни.
— Мы правы, враг не прав!
Энтони подхватил клич, закричал, запрокидывая голову к звёздному небу. Подхваченный тем же смертоносным восторгом, мимо пронёсся Берни. Отсалютовав двумя пальцами от виска, друг расхохотался и заставил коня поравняться с Аршамбо Аддерли.
— Ну как, неплохую прогулку я выпросил у короля? — Берни боднул головой воздух, махнул рукой спускающейся позади «драконьей» тысяче.
— Ты спасаешь мою душу! — выдохнул Энтони в прохладный ночной воздух.
— Спасаю, забирая навеки, — состроил Оссори знаменитую ухмылку, — с Дьяволом иначе не выйдет!
— Рональд, за вот это, — Аддерли обвёл рукой лагерь, — не жалко и тысячи душ!
Берни сделал круг вокруг них с Аршамбо и припустил в лагерь, лихо беря в галоп. Полковнику драгунского полка едва минуло четверть века, но он по праву носил свой чин, ведь кого-то отважнее, отчаяннее, авантюрнее и ненормальнее Рональда Бернарда Оссори после Айрона-Кэдогана было не найти.
Энтони оглянулся через плечо. Тысяча драгун сходила с холма под Чарретзом плотным строем. Бедный Хьюго Аргойл извёлся во главе полка от невозможности оставить его и покарать покусившегося на усы подполковника. Аддерли разобрала гордость. Полк давно ходил под штандартами медведя Оссори, но повадками, обличьем оставался истым драконом.
В том убедилась вся округа, когда драгуны, облачившись в чёрные воронёные панцири, с рыком и гиканьем пронеслись под стенами города Чарретз. Приветствием зажигались на галереях стен сигнальные огни, дозорные салютовали им и выкликали здравицы. Драгунам были рады, а если бы и не были, драгун это бы нисколько не смутило, ведь они знали, как заставить радоваться их появлению.
Военный лагерь стоял между пограничным Чарретзом и Амплиольскими горами. Обогнув стены, высокие, способные держать осаду долгие месяцы, драгуны выехали к целому городишке из белых палаток и ямок, горящих неизбывными костерками.
— Эта ночь принадлежит только нам! — крикнул Берни, и ответом ему был рёв тысячи драгунских глоток.
О да. Сегодня офицеры многажды выпьют вместе с солдатами, празднуя своё прибытие, и лишь следующим днём расселятся в гостеприимных домах Чарретза.
— Энтони! Аддерли, живее, ну! — Именно в военном лагере, среди гула надсаженных мужских голосов, ржания коней и бряцанья железа, Аддерли вспоминал, насколько громкий голос и у полковника тоже. При желании Оссори мог бы перекричать армию, да и приказы всегда отдавал чётко и звучно, не захочешь — повинуешься.
Энтони быстро нагнал друга. Берни спешился с Витта и, как только что взятую штурмом крепость, обозревал воздвигнутый для начальства шатёр. Лагерь заждался драгун.
Знамёна со скалящимся медведем реяли на верхушках трёх шатров, возведённых для офицерского состава, купались в дыме костров. Палатки для солдат были выстроены аккуратными рядами, не иначе как драгунам оставили лучший кусок земли в округе.
На ходу приветствуя знакомых вояк, Аддерли ловил ароматы чего-то явно съестного и мясного, от чего тут же заурчало в животе. Порох и гарь, мокрая земля, лошади, люди, здесь всё пахло войной, всё источало этот ни с чем несравнимый терпкий, солёный, резкий, дурманящий запах, от которого тянуло в седло и в бой.
Аддерли вдохнул полной грудью, тряхнул головой. Усталости от долгого конного перехода не было и в помине, его переполняла жизнь. Громада гор почти сливались с чернотой неба, только луна серебрила пики Амплиол. Сколь бы ни были плохи эскарлотцы, но солнце их баловало. Даже луна отсюда смотрелась ближе и румянее, пусть в силу юности и не грела никого, кроме покойников.
Энтони отцепил горжет, следом расстегнул верхние пуговицы на мундире и спустил плащ на одно плечо. С панцирем ему сноровисто помог порученец, и высвобожденный подполковник припал к фляге с терпким, горьковатым, как он и любил, вином. Тёплый, сухой воздух прошёлся по волосам, принёс сладкий, похожий на мёд запах. Эскарлотская осень ещё не знала дождей и ласковостью словно бы превосходила блаутурское лето. За одно только это стоило покорить эту землю. Пусть люцеане делятся теплом своей Пречистой, прюммеане же не жалеют для них лунного света!
— Выбираешь место пьянки? — Энтони встал рядом с Берни, тоже счастливо избавившемся от панциря. Полог в шатёр приоткрыт, за ним маняще струился мягкий жёлтый свет.
— Пьянка — это непременно, но сначала помоги мне сдержаться.
— Что?
— Роксбур, Энтони. — Рональд отвернулся от шатра и взглядом указал на группу всадников, спускающихся со стороны Чарретза. Спутать того, кто ехал впереди, с кем-то другим, было невозможно. — Вон он, красавец, уже едет по наши души, гусь краснолапчатый. Дьявольщина, если я сейчас сорвусь, война нам, Тони, отныне будет только сниться.
Вооружившись особым «дружелюбным» оскалом, Оссори направился к генералу армии Блаутура Изидору Роксбуру. Только друзья Берни знали, чего тому стоило держаться перед этим человеком хоть сколь-нибудь сносно. Что там, сам Аддерли с трудом терпел «душку Изи». Этот гусь стал генералом для того, чтобы за считанные минуты доводить драгун до состояния разъярённого дракона. Но самым ужасным было то, что полк входил в состав армии, а значит, находился в подчинении у кранолапчатого мерзавца, чем тот охотно пользовался, с особым удовольствием напоминая Оссори о его месте.
— Удивлён, что лагерь всё ещё цел. Когда драгуны проезжали под Чарретзом, я почти не сомневался, что вы решили мимоходом взять городок штурмом. — Роксбур спешился, по бокам от него расположились порученцы с факелами.
Энтони встал чуть позади Берни. Но как не дать другу наброситься на генерала, если у самого рука сжимает эфес сабли?
— По приказу короля Лоутеана драгунский полк под предводительством полковника Оссори прибыл к основной армии. — Рональд отсалютовал начальству, не поведшись на издёвку.
— Вижу, вижу... — Роксбур оправил перевязь, тянущуюся через плечо изумрудной змеёй. Блеснули в свете факела пряжка плаща с линдвормом и красные, а сейчас цвета запёкшейся крови, сапоги. Из-за них он навсегда стал для драгун краснолапчатым гусем. Возле него отцветала сочная зелень офицерских перевязей, блек золотой подбой их чёрных плащей. Враги называли блаутурских солдат ящерками, высмеивая и королевский герб, и жёлто-зелёную форму, но узнай они поближе генерала, насмешки бы явно пошли по иному адресу.
Статный генерал сорока с небольшим, с коротко стрижеными волосами, слегка тронутыми сединой, надменным носом и неприятнейшей улыбкой, за которую уже в кругу друзей Оссори Роксбура прозвали «душкой Изи». Сдерживая усмешку, Аддерли невольно коснулся воротника на мундире. Поймал взгляд Роксбура и отдал честь.
— У генерала есть приказания? — как можно любезнее напомнил о себе полковник. Подполковник мысленно кивал другу, тот очень вовремя решил стать солдафоном.
— Есть. Возвращайтесь назад в Блаутур, Оссори, здесь и без вас проблем хватает.
Даже в неверном огне факелов Энтони видел, как напряглось лицо Рональда. Отдёрнув пальцы от рукояти сабли, полковник Неистовых драгун скрестил руки на груди и не мигая уставился генералу Роксбуру в глаза.
— Поскольку приказаний нет, разрешите откланяться, мне ещё моих солдат размещать.
Роксбур несколько обречённо взглянул на уже спустившийся к лагерю драгунский полк:
— И только посмейте нарушить дисциплину, Оссори. Аддерли, отпустите вы свою саблю, не то я решу, вы перепутали меня с вороном. Оссори, мои слова ясны? Одно донесение о нарушениях в вашем полку, и отправитесь обратно на дворцовую цепь. Кажется, так содержат дрессированных медведей?
Энтони успел схватить за локоть зарычавшего и рванувшего к Роксбуру Берни, и в ту же минуту выскочили из темноты всадники. Генерал с видимым разочарованием обратил взгляд к группе патрульных. Запыхавшиеся молодцы, серые от эскарлотской пыли, спешно поспрыгивали со взмыленных лошадей. Рональд дёрнул локтём, рассеянно кивнул Энтони.
— Генерал Роксбур, на границе с Айруэллой нами была схвачена эскарлотская ночная стража! Четверо эскарлотцев преследовали другого и вылетели на наш патруль, всех удалось схватить.
Энтони одновременно с Рональдом повернулся к лошадям патрульных. Через сёдла четверых действительно были перекинуты слабо брыкающиеся тушки.
— Где именно? У ворот? Кого-то отправили к стенам Айруэллы? Пленных допрашивали? Пятого не пытались преследовать? Доложить подробнее! — Энтони не заметил, когда взбешённый Берни обратился полковником Оссори, но семеро патрульных разом вытянулись перед ним и даже пытались оправить мундиры. Смотреть на перекошенное от злости лицо генерала Роксбура можно было вечно.
— Полковник Оссори, вы забываетесь, нарушение субордина...
Рональд раздражённо шикнул на генерала, махнул на него рукой, с нескрываемым азартом слушая рассказ разом вспомнившего как докладывать патрульного.
Из Айруэллы не просто выскочила городская стража в погоне за резвым соотечественником, в городе явно творилось что-то неладное. На стенах жгли сигнальные огни, как в знак тревоги. Да и что это за соотечественник, владеющий блаутурским и натравивший неприятеля на своих? Аддерли невольно проверил, как выходит из ножен сабля. Судя по докладу, следующим шагом должно стать немедленное наступление на город.
— Молодцы... молодцы! — Оссори рассмеялся и хлопнул докладчика по плечу. — Аддерли, найди мне капитанов, не рассиживаемся, ночка обещает быть весёлой. Сейчас допросим воронят и вперёд, осаждать гнёздышко!
Энтони уже приготовился повиноваться, но над самым ухом грянуло:
— Оссори!!! — слившийся с оттенком своих сапог, генерал Роксбур был близок к тому, чтобы схватить полковника за ухо. — Какого дьявола вы творите?! Кто дал приказ на осаду?!
— Генерал, вы же не станете отрицать, что лучшего шанса у нас не будет? — Берни снисходительно улыбнулся. — Ворота в город хлопают как калитка в трактире, у нас сразу четверо счастливо каркающих молодца, а мои ребята ещё не успели остудить боевой пыл. Возьмём штурмом, а утром позавтракаем вместе с пленной венценосной семейкой.
Рональд стащил с седла одного из пленных, развязал верёвку, перетянутую тому вокруг рта.
Правда ли, что ваш принц не знает, как держать шпагу?
Энтони не успел уловить почти ничего в эскарлот Берни, кроме насмешливого тона и слова «принц», но судя по негодованию на лице эскарлотца, тот понял вопрос прекрасно.
Вы в сговоре с принцем Рай…(неро)? — ударил по ушам злобный эскарлотский треск.
— Тише, тише, мой хороший, потом поболтаем, а то ты пугаешь нашего генерала, смотри, аж щека дёргается. — Берни похлопал эскарлотца по щеке, не сводя глаз с трясущегося в приступе злости Роксбура.
— Ваша наглость, Оссори, перешла все границы! Это открытое неповиновение и нарушение субординации. Завтра же утром я отправляю вас назад.
— Генерал, это бред, осада и немедля! — Рональд оттолкнул пленного под ноги Энтони, одним шагом оказался прямо напротив Роксбура. Мужчины были примерно одного роста и теперь разъярённо сопели, глядя друг другу в глаза. Энтони перехватил решившего уползти эскарлотца, поднял за шиворот, встряхнул так, что у того клацнули зубы.
— Нет, я сказал! — проревел Роксбур.
— Промедление стоит нам победы! — не уступил ему в громкости Оссори.
— Что за шум, военный куафер? — появился Хьюго, ущипнул себя за покоцанный ус.
— Пленные. — Энтони кивнул на вконец загрустивших эскарлотцев. — Возможна немедленная осада. Роксбур против.
— Мессир генерал, папенька вам уши за такое надерёт, — набрал в худые щёка воздуха Хью.
— Насколько я знаю, его эта вялая, безтрофейная кампания весьма утомила! — негодование Хьюго Аргойла подхватил второй подоспевший капитан драгун Джон Далкетт, ещё один друг из круга Оссори, тучный и безобидный в мире и такой огромный и смертоносный на войне.
— Вот! Капитан Аргойл не обманет, кому как не ему знать мнение маршала? — оскалился Оссори. И тут же повернулся к лагерю, подняв вверх сжатый кулак: — Драгуны!
Кто идёт охотиться на воронов?!!
— Мы!!! — грянуло из надсаженных глоток.
— Кто выщиплет им хвосты?!!
— Мы!!! — грянуло ещё неистовее. На этот раз все три капитана драгун слили свои голоса с воинственным рыком.
— Оссори! Если вы сейчас нарушите мой приказ, я отправлю вас под военный суд! — генерал Роксбур схватил полковника за мундир, притянул к себе. — Помяни моё слово, драгунишко, я с тебя три шкуры спущу, отставкой не отделаешься. Ты не только войну забудешь, ты жизни больше не узнаешь. Или думаешь, я не знаю о вашем с королём договоре?
Рональд вырвался, зубы сжались, на скулах заходили желваки. Энтони знал этот взгляд, когда голубые глаза друга наливались огнём и, казалось, темнели. О каком договоре говорил Роксбур? Энтони переглянулся с Хью, тот тоже не понимал.
Но Рональд, похоже, всё понял отлично:
— Вы не генерал, вы убожество, купившее чин и ни чертёнка не смыслящее в войне. Отказавшись от осады сейчас, вы забираете у Блаутура победу. Мою победу. Будьте уверены, об этом король тоже узнает. — Оссори говорил сквозь зубы, отсветы факелов плясали на рыжих кудрях, окрашивая их красным, будто кровью после битвы.
— Никакой осады, полковник. Это будет вам уроком. Досидите до послезавтра, и тогда я пошлю драгунский полк на разведку в Лавеснорское ущелье, — Роксбур усмехнулся своей будущей выходке.
— Весь полк? Разведка? Боевой элитный полк, на разведку для сотни солдат основной армии?!
— Драгунский полк уже три года входит в состав основной армии, но вашими стараниями его расформируют, и я первым буду убеждать короля в необходимости этого! Подчиняться, Оссори! Весь полк, тысяча, до последнего, на разведку в ущелье, и только попробуйте вступить в бой, это будет ваше последнее вольное решение.
Рональд молча смотрел на ухмыляющегося генерала. У Энтони чесались руки, тут даже не сабля, здесь поможет только кулак. Взглянуть на Хьюго было страшно, как бедняга до сих пор сдерживался, чтобы не напасть на Роксбура, оставалось загадкой.
— Не слышу ответа, полковник.
— Слушаюсь, — прошипел Берни.
— Что-что? — гусь поднёс широкую, сильно выгнутую ладонь к уху. — Не слышу, Рыжий дьяволёнок.
— Слушаюсь и повинуюсь.
— Да неужели? Рыжий дьявол спрятал рожки? Нас наконец посетит святой Прюмме, а то и сам Бог, и благословит на победу, раз сам Дьявол покорился генералу? Дракон драгун сложил крылья, огонь наконец потух, боже, я дожил до этого дня! — Роксбур засмеялся и, не дожидаясь ответа, повернулся к Оссори спиной.
Тот вдруг рванулся к Энтони, схватил пленного эскарлотца, швырнул в сторону шатра.
— Завести туда троих, живо!
Джону и Хьюго не нужно было повторять дважды. Ещё двоих эскарлотцев стащили с коней и связанными кинули в шатёр. Энтони хотел подойти к Рональду, успокоить, но тот зачем-то вырвал у порученцев сразу несколько факелов и закричал уже залезшему в седло Роксбуру:
— Эй, генерал! Хотите Дьявола? Драгунский огонь? Любуйтесь!
Факелы полетели в шатёр. Пламя занялось тотчас — пол в шатре был устелен соломой. Аддерли не сходу понял, чего добивается Оссори, но к шатру он не приблизился, позволяя пламени разгореться. Роксбур вытаращил на него глаза, раскрыл рот для ответной любезности, но пламя взвыло, и этот смешался с истошными криками оставленных в шатре эскарлотцев.
Хьюго вдруг расхохотался и пихнул Энтони в бок:
— Смотри-ка, а наш Рыжий дьявол шалит.
Рональд отвязал Витта. Взлетев седло и чуть отъехав, обратился лицом к успевшему разойтись по лагерю полку:
— Жив ли наш дракон?!
Рёв, сильнее прежнего. Энтони пробрало до мурашек, волна дикого восторга подхлестнула его и понесла. Он услышал, как рычит рядом Хьюго, услышал собственный рык.
— Живо ли наше пламя?!
Рёв тысячи глоток легко заглушил треск пылающего шатра. Огонь лизал зашедшееся рассветом небо, дарил ему свой смертельный, кровавый цвет, силился слиться с ним. Не слышно крика горящих заживо «воронов», только гул огня, только оглушающий рёв тьмы драгун, от которого за спиной действительно расправляются крылья. Лагерь зашёлся в огненных вспышках, это драгуны являли огонь подобно тому, как показывали нехитрый «огненный» фокус перед сражением, чтобы испугать врага.
— Мы правы!!! Враг не прав!!! — последние слова Рональда утонули в волне ответного клича.
Воздух вокруг Энтони пошёл рябью, он и сам не боялся надорвать глотку. Жар ли это от шатра, или он горит изнутри? Небо пылало, стонало, выло, обливалось кровью, рыдала спрятавшаяся за скалами Эскарлота, рыдала стонами сгоревшего «воронья».
— Вам не убить их. — Рональд снова обернулся к побелевшему генералу. Он говорил твёрдым, негромким, будто не своим голосом. Энтони вздрогнул от знакомой и уже забытой интонации, на лбу выступил пот. Такой знакомый, но забытый голос. Голос мёртвого. — Никому не убить. В них живёт дракон. Ими живёт Айрон-Кэдоган.
запись создана: 08.10.2016 в 16:48

@темы: Яблочные дни, Часть I, Блаутур

URL
Комментарии
2016-10-08 в 20:51 

Marieli
Творите волшебство))) от этого восторга правда захлёстывает волной и расправляются крылья @_@ очень сильно написано, невероятно *___* Берни так чувствует полк, они правда как один организм, как дракон *___*
К Берни вопросов нет, Рыжий Дьявол наглядно показал, что умеет :D эскарлотцев жалко конечно, но...огонь!!! Это было страшно, потрясающе *_____*
Роксбур...на редкость цепляющий не самый хороший пермонаж х) Как он Берни унижал, не удивляюсь, что он в результате не вынес, так ещё и намекнул, что Дотти поставил его в известность об уговоре...
Энтони так порадовал) и шутка над Хьюго, и весёлая скачка, он в этой главе на редкость живой)))
И вообще глава отличная, и вот такого показа величия драгун очень нехватало раньше.

2016-10-08 в 21:10 

Kallery
Strange things happen in the dark (c)
Marieli, спасибо:goodgirl: Когда глава проходила вычитку перед выкладыванием, я сама почувствовала некоторый душевный подъем, правда, ненадолго х)

Роксбур...на редкость цепляющий не самый хороший пермонаж х
Тут главное, что цепляющий:elf: А так-то мне понятно его возмущение, Берни ему бельмо на глазу, заноза в заду, ну словом очень раздражающий фактор, нарушающий душевное равновесие немолодого уже генерала и обвиняющий его в отсутствии таланта к искусству войны, да еще и без умолку кричащий, что Роксбур купил чин х)
так ещё и намекнул, что Дотти поставил его в известность об уговоре...
О да, вот это был важный очень момент, отлично, что его заметили уже все, кто прочел (а вас двое!)))
Энтони так порадовал) и шутка над Хьюго, и весёлая скачка, он в этой главе на редкость живой)))И вообще глава отличная, и вот такого показа величия драгун очень нехватало раньше.

Да, не то слово не хватало, в том числе нам самим.

2016-10-09 в 12:25 

Marieli
Kallery, Берни конечно тоже не подарок, но в этой сцене Роксбур сам нарывался и открыто провоцировал, а Берни наоборот как мог пытался сдержаться О_О
Лотти, простите, Лотти, я случайно опечаталась х) А король ох непроооост, я конечно помню тайны из третьей части, но даже зная их, читать первый том интересно *_*

2016-10-09 в 12:34 

Kallery
Strange things happen in the dark (c)
Marieli, да, Роксбуру нужно было довести Бернюшу до белого каления ^_^ Мне очень нравится момент, где Роксбур хватает его за мундир и грозит крахом, драматично, что такой гордец как Берни должен снести это, не потребовав у нахала сатисфакции.
Ну новый первый том - он говорит всё то же самое, но другими сценами и другими словами х)
Следующая глава о Сезаре, короткая.

   

Яблочные дни

главная